Россия – больной слон?

10 фев 2013
Россия – больной слон? В рамках Второго российско-азербайджанского гуманитарного Форума, прошедшего недавно в Баку, в РИКЦе прочитал лекцию довольно известный в Москве протодьякон Андрей Кураев.

Первое впечатление от лектора было сугубо положительное: благообразная внешность, приятный голос, прекрасная речь без слов-паразитов. Слушать его было крайне интересно. Правда, очень долго я пыталась понять, о чем, собственно, лекция? (В итоге так и не поняла, и не я одна.) Батюшка начал с того, что стал наводить критику на выступавших на Форуме. Это уже показалось мне несколько неэтичным: хочешь покритиковать – критикуй в глаза, а не за спиной, когда объект критики не может тебе ответить. Второй момент, который сильно меня напряг, касался уничижительных высказываний в адрес малых народностей. Суть была в том, что некая дама, выступавшая на форуме, призвала изучить философию зулусов. Г-н священник в пух и прах разбил выступление дамы, начав с того, что термин «философия» понимается всеми не так, а истинное значение слова он, Андрей Кураев, нам сейчас поведает. Не бывает, мол, никакой философии зулусов, равно как и философии Вини-Пуха. Философия возникла в античные времена как агонистические прения. Термин – по г-ну Кураеву – ведет свое происхождение от слова «агония», которая, как неожиданно выяснилось на сей замечательной лекции, происходит от отрицательной частицы [а] и слова «гон», что означает «угол», т.е. это прения на площади, месте, где нет углов. Соответственно, философия – это прения идиотов, а никак не дисциплина, изучающая наиболее общие существенные характеристики и фундаментальные принципы реальности и познания, бытия человека, отношения человека и мира – согласно словарям и учебникам. Идиот же по Кураеву – чтоб было понятно читателю – человек, не уполномоченный никаким сообществом, чтобы высказывать его точку зрения, а высказывающий исключительно свою точку зрения.

Тут стало понятно, что г-н Кураев великолепно и профессионально манипулирует словами, и с ним следует держать ушки на макушке – дабы не заболтал. Г-н Кураев очень ловко «забыл», что «агония» по-древнегречески означает «борьба», а вовсе не «площадь без углов» – разница в написании на древнегреческом всего лишь в одну букву, но разве могут это знать воцерковленные русские старушки, которые пришли на его лекцию? А смысл слова меняется на противоположный: агрессивные прения-борьба или прения на площади – есть разница? («Агонистический» в словарях толкуется как «агрессивный».) Что «идиот» на древнегреческом – всего лишь «особенный, не похожий ни на кого человек; частное лицо, не участвовавшее в общественной жизни», который совершенно однозначно не будет ходить ни на какие прения.
Эту подробную расшифровку терминов я привела специально, чтобы читатель понял, что представляла собой лекция, в меру приправленная жаргонизмами и заготовленными шутками типа «христианам не важно, что там настрадал Нагадамус». Когда г-н Кураев разглагольствовал о философии, он с ярко выраженным пренебрежением сказал, что нечего нам прислушиваться «к каким-то там зулусам, философии которых просто нет, а то, что есть, всего лишь воззрения, да и тем от роду лет двадцать, и воззрения эти им принесли опять же христиане». Что «нам надо идти своим, христианским путем». Это был первый звоночек. Что значит – «каким-то там зулусам»? А что, зулусы – не люди? Почему бы и не изучить их культурное наследие, их воззрения? Может, у них стоит поучиться, и христианам в том числе? По крайней мере, зулусы куда ближе к природе, живут с ней в гармонии и не убивают друг друга только за то, что один верит в Иисуса, другой – в Мухаммеда, а третий поклоняется священному кусту.

Далее началось то, что, собственно, и подвигло меня написать эту статью: г-н Кураев так же в пух и прах разбил некоего грека, выступавшего на Форуме, который говорил о несуществующей – с точки зрения священника – философии олимпизма, и перешел к личным впечатлениям: «Вот смотрел я олимпиаду из Лондона и чувствовал, что нет у меня ни малейшей гордости за россиян из Дагестана, которым вешали на грудь злотые медали. Вот за русских, в крайнем случае, за белорусов, я гордость испытывал. А за дагестанцев… Нет!» Далее опять началось манипулирование словами, а заодно – и сознанием. «Я очень люблю слово «шовинизм», – сказал с гордостью г-н Кураев. – К сожалению, это слово испачкали. Но я – шовинист». И пустился в этимологию, многословно вспомнив француза Шовена, который якобы призывал французов не убивать друг друга во времена Французской революции. Исходя из этого пассажа шовинист получался не живодером-экстремистом, а буквально героем-патриотом. И вот г-н Кураев – этот самый герой-патриот-шовинист, который по определению лучше «каких-то там зулусов» и дагестанцев. Потому что русский.

Г-н Кураев опять же «забыл» упомянуть, что Николя Шовен – не реальное историческое лицо, а герой комедии братьев И. и Т.Коньяр «Трехцветная кокарда» (1831 г.), агрессивно-воинствующий новобранец, который вовсе не призывал французов не убивать друг друга, а призывал убивать всех тех, кто не согласен с политикой бонапартизма. И делал это, соответственно, отнюдь не во времена Французской революции. Он боготворил Наполеона, считал его во всем правым и был готов воевать со всем миром на его стороне. Истинное же значение слова «шовинизм» (согласно словарям) таково: «Идеология и политика воинствующего национализма, проповедь (слово как раз для нашего батюшки – О.Б.) национального превосходства с целью обоснования «права» на дискриминацию и угнетение других народов, противопоставление интересов одной нации интересам других наций, распространение национального чванства, разжигание национальной вражды и ненависти; различные проявления национального экстремизма. Практическую реализацию идей шовинизма часто называют фашизмом». Вот тебе и французы! Знали бы братья-драматурги, во что выльется их пьеса (в которой Шовен, кстати, персонаж отрицательный), забыли бы, как гусь выглядит, чтобы перо из него выдрать.

«А разве Господь не создал всех людей равными? – задала я вопрос, буквально обалдев от этимологических «откровений» святого отца. – Разве мы все – не цветы Божьи, разве хоть одна строчка Библии и Евангелий говорит о том, что человек со светлыми глазами и светлой кожей лучше темноволосого и темнокожего?». «Лучше! – загремел голос священника-шовиниста. – Господь хоть и создал всех равными, но после всего того, что сделали эти люди, их нельзя считать равными. Вы знаете, как называют в России Дагестан, Ингушетию и Чечню? «Дичь»! Они живут в совершенно другой культурной среде, со своими законами и правилами, все российские семьи хоть раз да были обижены их представителями! Если они могут нас обижать, почему мы не можем обижать их?!» «Православная церковь учит, – ответила я, – что если кто-то грешит, то не надо кивать на него, мол, если он грешит, так и мне можно. Каждый сам ответит за свои грехи на Страшном суде». «Не смейте меня учить!» – закричал на меня священник. «Да Господь с вами, – улыбнулась я. – Я всего лишь передаю вам текст священного писания: не кивай на грешников, а будь сам праведником. Православная церковь учит, прежде всего, смирению. Подставь правую щеку, если ударили по левой, но не в коем случае не отвечай на насилие насилием».

Г-н Кураев запнулся. Видимо, не ожидал, что кто-то может дать ему, искушенному в игре словами, отпор. Да еще где? В каком-то Азербайджане! Практически «диче». Мы ж тут только вчера за солью с гор спустились, можно любую лапшу на уши вешать. Снова заговорил на тему того, что представители «дичи» специально хотят идти в российскую армию, да их не берут. А хотят потому, что желают целый год ничего не делать, бездельничать, помыкать бедными русскими, заставляя их чистить картошку, потому что, мол, исламская вера не позволяет этого делать. Когда я крикнула с места, что ислам картошку чистить не запрещает, где он этот бред услышал, г-н священник упрекнул меня в том, что я играю словами. А сам-то чем занимается битый час?! Пропустив мимо ушей «картошку», г-н Кураев продолжил, почему-то решив, что если отслужить год в российской армии, то можно идти работать в полицию, и вот поэтому-то, мол, представители «дичи» и рвутся так в армию. Далее священник-шовинист долго распространялся о том, что и драки-то у «дичи» проходят по-другому – с более коротким промежутком между словесными оскорблениями и собственно кулаками, и уровень культуры у них ниже, и обижают они несчастных русских. И снова получил отпор: «Сколько тех чеченцев по всему миру? – спросила моя коллега-журналистка. – А сколько русских? Россия – великая страна. Так подобает ли слону обижаться на укус какой-то мышки-блошки?» Г-н Кураев в ответ на это проникновенным голосом и с ощутимой снисходительной улыбкой превосходства произнес: «Если слон болен, ему и мышка, и блошка могут навредить». «Мы говорим о здоровом слоне!» – не выдержала я. И замолчала. Потому что поняла: бесполезный спор. Священник-экстремист просто не понял, куда попал. Он представлял себе этот зал в РИКЦе сборищем обиженных «дичью», а заодно и басурманами-азербайджанцами русских, которые сплотились в маленькую кучку вокруг православной церкви и обрадовались, что вот приехал Сам, из Москвы-матушки, и сейчас защитит их, бедных, от «неруси», и внимают его словами как словам откровения. Несчастный батюшка-шовинист просто не знал, что никто в Азербайджане русских не обижает, что многие русские женщины, как, например, моя подруга, даже не хотят себе русскую невестку в дом – азербайджанки им ближе, что разжигать межнациональную рознь в Азербайджане – дело тухлое. Никто не поведется. Сотнями лет никто не велся, так почему сейчас, после приезда одиозного батюшки, должно быть по-другому?

Эта лекция не давала мне покоя много дней. Так и хотелось взять этого святого отца за рясу, посадить напротив и объяснить, на каком он, вообще, свете находится. Не туда ты приехал, дядя, со своей миссией распространения шовинизма и ксенофобии. И даже неважно, кто тебя там уполномочил – церковь ли, КГБ ли (или как там сейчас называется эта милая организация?). Хотя церковь вряд ли – г-н Кураев в разговоре посетовал, что многие журналисты очень часто берут его слова и пишут: «Православная церковь сказала то-то и то-то», а на самом деле это сказал он, частное лицо. Т.е. идиот – если по-кураевски, а вовсе не церковь. Но если уж ты принадлежишь к Русской Православной Церкви, так изволь аккуратнее обращаться со словами, выражаться тактично и этично. Должна же быть какая-то ответственность за тот институт, к которому ты принадлежишь! Чтобы потом никто не смел упрекнуть Русскую Православную Церковь в том, что она в лице таких, с позволения сказать, святых отцов является разносчиком шовинизма, ксенофобии и мерзкого национализма.

Очень хотелось донести до г-на шовиниста и то, что если слон на самом деле здоров, то чего бы ему бояться – тем более обижаться! – на укус мошки. Слон обиделся на моську! Даже не смешно… хочется просто вспомнить сакраментальное: «Ах, моська, знать она сильна…»

Очень хотелось открыть глаза великодержавного шовиниста на то, что Россия сама довела свои автономные республики до такого состояния, когда национальные меньшинства начинают поднимать голову – уж слишком тяжело навалился на них «Старший брат». Что искать «великую национальную идею» великой державе нет нужды. Ну, согласитесь, сложно представить себе, скажем, французов, которые бродят в поиске великой национальной французской идеи. А если русские не могут найти свою великую национальную идею, то, может, ее и нет вовсе? Не зарыта же она, в самом деле, как клад?
А вот если слон на самом деле болен, то не надо приезжать к нам и заражать нас бациллами белого и пушистого, но испачканного (какой, интересно, гад, испачкал? И как можно испачкать то, что изначально в грязи?!) шовинизма, национализма и ксенофобии! Не надо разжигать здесь, у нас, в толерантном Азербайджане, межнациональную рознь! Пусть слон болеет себе тихо у себя дома. Если поправится, милости просим к нам! Если не поправляется – разносчиков смертельных бацилл, всяких кураевых и иже с ними, на карантин! Нам чужие болезни не нужны! У нас своих проблем хватает.

А то ведь солидный – судя по послужному списку – человек: протодиакон Русской Православной Церкви, клирик в храме, профессор Московской духовной академии, старший научный сотрудник кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ, миссионер, богослов, философ, писатель, наконец! Аж 67 книг написал! Когда только время находит, если все силы бросает на борьбу с «дичью»? Но, видать, находит – надо же распространять бациллы столь любимого им шовинизма! С лекциями не всегда поездишь, а книжки – милое дело! Кстати, и за книжки, и за лекции г-н Кураев неоднократно подвергался критике со стороны Русской Православной Церкви, а также со стороны представителей других конфессий. Так, например, муфтий Крыма Аджи Эмирали Аблаев обвинил Кураева в разжигании межрелигиозной розни, в том, что он оскорбил не только муфтия, публично назвав его дураком, но даже и украинцев и собственно Украину, призвав ее заняться «селекцией мусульманских муфтиев, подбирать их, чтобы не было дураков». Духовное управление мусульман Крыма поинтересовалось у правоохранительных органов Украины на предмет того, как получилось, что «этот человек, приехав сюда, в открытую призывает с телевизионных экранов людей к кровопролитию, к войне», и почему Кураеву дали эфир и «позволили охаивать мусульман».

Президент Еврейской национально-культурной автономии Свердловской области Михаил Оштрах обвинил нашего лектора в том, что тот исказил сведения об истории праздника Пурим и поэтому его статья вызывает враждебное отношение к еврейскому народу. Таких обвинений – сотни: со стороны богословов, ученых, журналистов и просто думающих людей. По их мнению, Кураев часто переходит допустимую черту в своих публичных заявлениях, что нередко вызывает скандалы и негативную реакцию на его слова. Его миссионерская деятельность также вызывает неоднозначные оценки, потому что, по сути, является вторжением в личное пространство человека: во что хочу, в то и верю, почему какие-то кураевы могут влезать мне в душу и учить, во что верить, а во что нет? (Кстати, ни в буддизме, ни в исламе такой фигуры, как миссионер, нет. Эти вероучения никому ничего не навязывают, оставляя человеку право доброй воли и выбора.)

Этого всего я г-ну шовинисту, конечно, не сказала, но не потому, что боялась – что он меня, от церкви отлучить потребует, как беднягу Киркорова, пожелавшего стать отцом, но не пожелавшего жениться? Просто связываться уже не хотелось, не я первая, кого возмущает сия одиозная личность, и покруче меня люди ему в лицо говорили, что он собой представляет. Но и долго молчать не смогла, особенно после того, как г-н Кураев великодушно молвил, что, мол, в Русской Православной Церкви есть значительные подвижки – «появляются молодежь даже умнее меня (!!!)». Каково, а?! О грехе гордыни говорить не стала, а то опять скажет, что я его учу. Вместо этого спросила, как г-н священник относится к тому, что под самым главным храмом России – храмом Христа-Спасителя – находятся гаражи? «Хорошо отношусь, – расплылся в довольной улыбке г-н Кураев. – Около каждого здания должна быть парковка, это законы градостроительства». Вот так, господа слушатели! Храм – просто здание, и те, кто в здание приходит или там работает (сказать «служит» – язык не поворачивается, в просто здании работают, и деньги зарабатывают – на машины, которые надо куда-то ставить), должны иметь парковку. Сразу представилась Елоховская церковь, бывший главный храм России, а под ней – гараж для карет. Комментарии, по-моему, излишни. Напомнить хочется только о Дороге к Храму. Издревле на Руси священник шел к храму пешком – дабы показать свое уважение Господу. Но современный священник, каким, несомненно, является последователь мифического, на такого удобного Шовена, этого, видимо, не знает или просто не хочет знать. Очень хочется сказать: ножками, батюшка, ножками! Поумерь гордыню, может, и слон тогда выздоровеет!

PS. В одном из интервью киевский эксперт, замдиректора Центра ближневосточных исследований Сергей Данилов отметил, что А.Кураев на сегодняшний день является «ярким выразителем российской новой государственной идеологии, которая описывается тремя словами, известными еще со времен царской России: православие, самодержавие, народность». «Эта идеология один раз уже потерпела крах. Сейчас она на самом деле контрпродуктивна для самой России, для ее духовного, культурного, политического здоровья. Государство, построенное на таких принципах, не может быть стойким, особенно многонациональное государство, каковым на сегодняшний момент является Российская Федерация. Я считаю, что А.Кураев является врагом РФ и желает ее конца, поскольку он работает против ее будущего, против ее целостности и против мира во всем государстве».

Оксана Буланова