Вынужденных взяткодателей намного больше, чем взяткополучателей

Вынужденных взяткодателей намного больше, чем взяткополучателейПредставляем вашему вниманию статью доктора философских наук, профессора Рафика АЛИЕВА

В принципе, в любом обществе или государстве должны господствовать закон и мораль. Это знакомый всем элементарный порядок организации взаимоотношений между людьми и властью, которая несет ответственность за соблюдение законов, за то, чтобы обеспечить верховенство права. Но веками этот важнейший принцип всегда нарушался, где-то больше где-то меньше. Искоренить коррупцию и взяточничество полностью не удавалась еще ни одному правителю, даже публичные смертные казни не смогли «поколебать» волю человека к совершению такого рода преступлений перед законом.

Во все времена борьба велась и ведется не за искоренение этих явлений, как бы странно это ни звучало, а за контроль над тем, чтобы они не выходили за рамки разумного. То есть того минимального предела, преступив который люди уже не могут удержаться от соблазна получить задаром больше, а другие уже не в состоянии удовлетворить «потребности» взяточника, и у них ненависть ко всему и всем, что и кто создают условия для процветания коррупции и взяточничества. И эта ненависть уже зашкаливает, срабатывает инстинкт самозащиты, что само по себе ведет к необратимым процессам в сознании, психике индивида. Если уже становится нипочем, то «отказывают» тормоза разумности и человек несется со скоростью, не думая о последствиях. Ведь разум уже отключается, а постороннее вмешательство только может ускорить хаотические движения.

Я должен констатировать еще одно весьма важное обстоятельство. Наряду с коррупцией и взяточничеством безуспешной остается до сего дня также длительная вековая борьба, даже война, против других губительных для всего общества явлений - наркоторговли, организованной преступности, проституции, торговли оружием и людьми, религиозным радикализмом.

Так уж создан человек. Он не может жить только разумом и сознанием, которыми его наделил Всевышний. Он обладает еще эмоциями, а также наделен комплексом противоположных чувств: ему присущи как добро, так и зло, любовь и ненависть, честность и непорядочность. Он живет, как правило, на границе двух цветов – черного и белого. Остальная гамма цветов проходит мимо. Это согласно логике древнегреческого философа Аристотеля.

Как ни парадоксально, но все эти проявления человеческого естества - тоже неотъемлемые черты характера каждого разумного существа. Что-то из них преобладает в нем, а что-то менее активно. Одним словом, эти «минусы», хоть и порочны, презираемы, осуждаемы, но они существуют, и их проявление, конечно, одними сверхстрогими законами не обуздать, не ликвидировать. Человечество обречено жить со всеми этими своими моральными сорняками и при этом взрастить полезные плоды. Ведь в природе происходит то же самое, и существует оно извечно.

Конечно, это вовсе не оправдывает деяния, выходящие за пределы закона и общественной морали. Я просто пишу это с одной-единственной целью: продемонстрировать, что мы не одни барахтаемся в этом «болоте». Мы – малая часть многомиллиардного населения Земли, которому хорошо знакомы эти пороки. И у каждого народа свои способы и традиции борьбы с этим общественным злом. Но это зло тоже имеет национальные особенности, как и другие черты характера, ментальности представителя того или иного народа.

Итак… В столь сложном положении находится весь мир. Нет страны, где все было бы в соответствии с существующими законами. Но высказать свое мнение меня подтолкнуло выступление уважаемого мною президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева 12 февраля 2013 года на общереспубликанском совещании, посвященном итогам 4-хлетия плана развития регионов нашей страны.

Действительно, за очень короткое время сделано многое для развития роста ее имиджа за рубежом. Баку и другие города Азербайджана меняются на глазах в лучшую сторону, число богатых можно определить количеством дорогих иномарок, красивых вилл и т.д.

Главным из всего этого на сегодня я считаю тот факт, что у людей появилась реальная надежда на лучшее и, что еще важнее, страх перед чиновниками, длительное время попиравшими права гражданина, постепенно покидает. Вполне логично произошло частичное «переселение» страха: доля его обуяла ныне самих чиновников, которые чувствовали себя абсолютно безнаказанными. В обществе между гражданами и чиновниками, если так можно выразиться, образовался хрупкий баланс: одни не до конца уверены, что происходящее продлится долго, другие еще не могут отойти от прежнего состояния своего превосходства над остальными. В такой ситуации быть оптимистом выгодно, как морально, так и материально. Как раз это самое чувство диктует нам всем необходимость поделиться своими соображениями о том, как общество воспринимает решение верховной политической власти страны…

Уже сегодня можно уверенно говорить о том, что, чувствуя поддержку главы государства, народ стал дышать свободнее, и открыто требует соблюдения своих законных и гражданских прав. Это самое главное позитивное изменение в борьбе с коррупцией и взяточничеством. Пошел процесс изменения сознания рядовых граждан. Еще немного и этот процесс обретет необратимый характер, т.е. робость перед чиновником передаст свое место инстинкту самозащиты и конечно, защиты заработанного своим трудом. Чиновнику станет все сложнее довести свое вымогательство до конца. Говоря с чувством юмора: он изрядно должен будет «потрудиться», чтобы получить взятку, от которой в лучшем случае ему перепадут мелкие гроши.

Мы все знаем, что история коррупции и взяточничества такая же древняя, как и некоторые известные человечеству пороки, вроде наркомании, алкоголизма, воровства, предательства, прелюбодеяния.

Как всегда, и в случае с взяткой есть серьезная разница между Западом и Востоком. На Западе дают взятку, чтобы чиновник нарушал закон, на Востоке – чтобы давал жить по закону. На Западе дают деньги, чтобы учиться, а на Востоке – чтобы позволили не учиться, но – получить диплом. Диаметральная противоположность… Но в вопросах коррупции и взяточничества срабатывают универсальные принципы для всех народов. Разница только в пропорциях: на Западе ставки высокие и там не станут марать руки в мелких делишках, на уровне местных чиновников. Восток, как всегда, соблюдает «строгую субординацию» вертикали власти – все начинается с самих низов и поэтому оно носит всеобщий характер и происходит на глазах у всего народа, начиная, например, от первоклассника до самого министра. На самом деле-то чего ради скрывать: «ребенок должен знать правду с детства, чтобы расти готовым к взрослой жизни». Боже, какая порочная мысль посещает наши головы, постарайся как-то облегчить жизнь в Аду. Ведь их тоже ты создал, дал душу ум, сознание… Осталось совсем мало – направить их на праведный путь…

Большинство людей на Западе и Востоке знают цену знаниям, а стоимость незнания, которое имеет место преимущественно на Востоке, всегда носит изменчивый характер. Ее определяет человек с полномочиями, с возможностью диктовать свою волю. На самом деле он не представляет себе, во сколько может обойтись человеку незнание, которое продается по существующей на тот момент «рыночной» стоимости. Эти существенные различия имеют место быть и поныне. И там и тут борьба с этим вредным для общества явлением началась со дня возникновения самого явления, то есть еще в Древности. И сегодня она продолжается... Ибо разумные лидеры понимают, что незнание заведет в тупик само общество, а не только тех, кто покупает диплом за деньги и остается неучем. Такое общество обречено, ибо в нем никогда не появятся такие выдающиеся личности, как Низами, шах Исмаил, Вагиф, Узеир Гаджибейли, Вагиф Мустафа-заде, Лютфи-заде, Бюль-Бюль, Мюслим Магомаев, Зарифа Алиева, Ниязи, Микаил Усейнов…

Известно, что такие антиподы, как религия и атеизм, добро и зло, развивались параллельно и в извечной борьбе и противостоянии друг с другом. И все это продолжается также сегодня, ибо ни один из этих антиподов не сошел с арены и вряд ли это случится когда-нибудь. Изменяются только методы борьбы и формы взаимного сопротивления. То же самое происходит и с борьбой против коррупции и взяточничества. Здесь, так же, как и в других случаях, наряду с законом и моралью, особо важную роль играет человеческий фактор, все упирается в психологическое составляющее сути человека. А там, так сказать, за кордоном все, что угодно можно найти - от комплимента до пистолета…Такое состояние требует определенную смекалку. Ведь не всем удается находиться в разных ролях в течение дня… Даже бывалым актерам это дается с трудом… В таких случаях декорации помогают, особенно когда они дают реальную власть, а не носят театральный характер. Речь идет, в частности, о мундире.

Некоторые носители мундира лишь временами искусно входят в роль, согласно которой они, якобы, имеют право на вознаграждение, вернее сказать, на «особое» вознаграждение. Даже робкий отказ гражданина дать взятку расценивается им как агрессия, как покушение на его «святое» право получить требуемую сумму вознаграждения, положенную ему, якобы, как носителю мундира. Ведь мундир ему дала ни кто-нибудь, а сама власть!...

История свидетельствует, что вымогатели быстро объединяются, находят взаимопонимание и создают порочный круг, вернее, - порочное сообщество. Они по-своему любят тех, кто помогает им остаться вне периметра чести в истинном ее значении. Они понимают друг друга с полуслова, так сказать, слету, делятся между собой как опытом, так и средствами достижения желанного «вознаграждения». Они комфортно и удобно пребывают в состоянии эйфории от «добровольно» оказанных им гражданами материальных услуг. Но порочность деяний опустошает их человеческое нутро, они, сами того не замечая длительное время находятся в состоянии «похмелья». Согласитесь, противное состояние платы за слабость перед собственными похотями…

Тем временем, они – часть мундироносителей - так быстро свыкаются с собственной воображаемой «добродетелью», что у них проявляется «вторая натура». Они и вправду полагают, даже уверены, что взятка иногда может служить добру. Так, кажется, некоторые из них понимают взяточничество, как исторически устойчивый феномен, связанный с эволюцией несовершенного живого разумного существа, именуемого «человеком».

Однако мы должны признать и тот факт, что в течение тысячелетий психология человека постепенно привыкает к вымогательству, получению и даче взяток. Чтобы оправдать эту порочную практику, «разумное существо» упорно борется за объединение абсолютно разных элементов в жизни общества и поведении людей, то есть пытается слить воедино честь и взятку, создать из них некий «симпатичный и привлекательный» симбиоз.

Хотя всем известно, что в народе понятие «честь» носило, да и сегодня носит, сугубо личностный, индивидуальный характер, и она, эта самая честь, напрямую связана с поведенческой мотивацией индивида, с его мироощущением, психологическим состоянием. Сохранение собственной чести, несомненно, является составной частью самой личности, уважающей себя и других. Это - форма самозащиты, обычно вызывающая уважение и симпатии окружающих. Некоторые даже предпочитают смерть, если не могут отстоять, например, собственную репутацию, честь своей семьи.

Когда же речь заходит о чести мундира, то сам облаченный в это «важное» властное «прикрытие» становится вторичным, т.е., грубо говоря, честь мундира и собственная честь расходятся по различным, но вполне «законным» и понятным причинам. Тут честь человека уступает место мундиру, и он, этот самый мундир, определяет положение индивида в обществе, он диктует свои условия, добивается поставленной цели.

На минуту представим себе человека-взяточника без такого спасительного мундира. Он и на самом деле может выглядеть почти голым, как в известной сказке Андерсена, и смешным. Таким образом, «честь» чиновника-носителя мундира может легко быть принесена в жертву его обладателем, возвышавшимся над другими гражданами, не обладающими правом пользоваться такого рода прикрытием. Так сказать, нет мундира, значит, нечем защитить и свою сомнительную честь.

Тем временем, иллюзия о чести мундира постепенно овладевает сущностью его носителя, и все, как будто, сливается в единое целое. Именно благодаря этому властному покрытию, оболочке, человек занимает свое место среди остальных мундироносителей, у которых, быть может, честь и мундир раздельно занимают, каждый свое пространство, и лишь дополняют друг друга. Таких чиновников, которые не путают понятия «честь» и «мундир» и отдают предпочтение чести, народ уважает и почитает, воздает им должное не подношениями, а своей симпатией и любовью.

Что касается чиновника, зависящего от временного властного покрова, так называемого мундира, то ему приходится «влезать» в мундир и неустанно следить за тем, чтобы правильно играть роль «истинного борца» за непонятную ему самому абстрактную честь.

Однако, на самом деле, все знают, что власть мундира временами помогает человеку поступать не по чести, а по понятиям. В отличие от мундира, личная честь носит устойчивый, неизменный характер. Мундир, с присущей ему властной честью, может уйти к другому носителю, который, быть может, станет ценить его не за возможность воспользоваться им для собственной выгоды. В таком случае мундир, скорее, является достоянием общества, народа, страны, и его честь гарантируется и защищается законом. Он не нуждается в поддержке своего «содержимого» - чиновника, - ибо делает или должен сделать носителя мундира более прозрачной и общественно доступной персоной.

Все великие мудрецы говорили, что человека портит не власть, не должность, не кресло чиновника, как полагают многие, а его ущемленная психология. Психологи называют это синдромом мундира, побочными действиями власти, кресла.

Не удивляйтесь, такая болезнь существует, и она, подобно вирусу, быстро распространяется, лишь бы была соответствующая среда. При таком развитии событий непременно происходят нестандартные изменения в поведении человека, обладающего властными полномочиями. Условно говоря, часть таких чиновников стремится быть настолько аморальными, насколько позволяют обстоятельства. А они, эти самые обстоятельства, зачастую бывают связаны с изначально чистым мундиром, за честь которого члены общества должны бороться сообща, всем миром, и только тогда можно будет надеяться на то, что число коррупционеров и взяточников уменьшится до минимума. Тогда вымогатель станет исключением, а не правилом, как это имело место до недавнего времени, пока их не стал замечать сам глава государства, с которым народ выражает свою солидарность.

Я уверен, что можно и нужно носить мундир, сохраняя честь как свою, так и ту, что полагается самому мундиру. Многие так и поступают. Их большинство. Как всегда, к сожалению, большинство бывает пассивным.

Меньшинство же нечестных носителей властного мундира активны, и поэтому их видно, и они создают впечатление, будто бы они правят балом, будто они являются вершителями судеб человеческих. Ведь на самом деле вынужденных взяткодателей намного больше, чем взяткополучателей. Один на тысячу, может и больше.

Тем временем, все мы отдаем себе отчет в том, что никто никогда не ставил и не ставит вопрос о полном искоренении взяточничества в любом обществе. Причина простая: это практически невозможно. А уменьшить вредное влияние этих человеческих слабостей и жадности вполне возможно. Я так думаю. Но никто не гарантирован от ошибок в таких тонких определениях. Поэтому настаивать не буду. Пусть каждый делает свой расчет, не боясь защищать собственное право быть полноценным гражданином и пользоваться защитой закона и морали, в том числе от чиновников- вымогателей, для которых деньги дороже как чести, так и самого мундира.

В своем недавнем выступлении (12.02.2013 г.) Президент страны, сделавший многое для процветания нашего государства, искренне и почти адресно критиковав некоторые ответственные структуры, данной ему народом властью запретил государственным чиновникам использовать свои полномочия во вред власти и обществу, посоветовав всецело служить тем, благодаря кому создаются государство, политическая и исполнительная власть. Слова Президента: «Идите и служите народу!», оказывают так же и важное психологическое давление на чиновников. Надеюсь, что многие уже поняли возмущение и искренность намерения главы государства навести надлежащий порядок в этой сфере, доказательством тому дважды повторение одних и тех же указаний по поводу важности борьбы с коррупцией и взяточничеством. Такое случается нечасто; наверное здесь тоже дело в психике карманника, т.е. взяточника, коррупционера, хотя, а уверен, что для них жизнь шикарная проигрывает спокойному сну честного чиновника, которого не мучают ночные кошмары, приведения… Каждая такая ночь уменьшает его жизнь, губит его здоровье, сверлит его расшатавшиеся нервы…

Каждый мелкий, говоря образно, стрелочник будет знать, что его можно «слопать» и даже посадить в тюрьму, и его басни о том, что «я не один», «служил верхам» не помогут. Таким образом, вывод из оборота одного звена может привести всю систему такого порочного механизма в неадекватное состояние или вывод из строя. Таким образом, структуры коррупции и ослабить ее по частям.

Алиев Рафик, доктор философских наук, профессор


P.S. Поэтому я считаю правильным говорить, что душа карманника (взяточника) полна страха. Он самый несчастный человек в обществе людей. Неправы те, кто полагает, что совершить преступление – это проявление силы. Совсем наоборот – это явное воздействие ужасной слабости, которая не дала ему нормально устроить свои взаимоотношения с окружающим миром, жить на удовольствие, думать весело, спать крепко. Его везде преследует страх стать «законной» жертвой своих деяний. Как показывают беседы с такими людьми (а их, как знаете, немало, и им тоже иногда хочется «исповедоваться») показывают, что как бы они ни старались, у них не получается быть достойным в своих же глазах. Пустота в душе постоянно напоминает о том содержимом под названием «совесть», которое вывалено, а ее место ничем не заполнено. Психика такого человека – взяточника, карманника, вора, находится в постоянном поиске оправдания совершаемых действий. Он винит всех вокруг, начальство, заставляющее его совершить противоправное деяние, обстоятельства жизни – нехватку денег, работы, обычно человеческого счастья.

Когда подходит время осуждения самого себя, он становится жалким, никому не нужным, всеми презираемым существом, скорее предметом, приспособленным «трудиться» на других, грабя третьих, чтобы как-то прокормить свою семью. Это нижнее и среднее звено карманников. Вертикаль таких деяний строго выстроенное здание, в фундаменте которого лежат, заложены эти самые пешки с каменным лицом, пошлой душой, отсутствующей совестью. Но, чем больше таких телом крепких людей, тем прочнее фундамент. Если кто-то желает сотрясти здания или, не дай Бог, разрушить само здание, то всегда начинает подтачивать фундамент, рыхлить почву, держать его (фундамент) под постоянным давлением.

Всем известно, без крепкого фундамента ни одно здание не выдержит даже легкого землетрясения. Говоря об этом, я далек от желания огородить тех, кто строил собственные этажи в этом доме, получил право (мундир) жить с соответствующими его нравам карманниками. Это «элитное» здание не всегда бывает полным. Время от времени происходит освобождение занимаемой площади. Как показывает история, такого рода сооружения были всегда и даже в ряде странах их занесли в книгу материальных ценностей.

Поэтому борьбу или противодействие коррупции и взяточничеству следует начать с того самого фундамента. Тогда, быть может, что-то и получится. Замахнуться бросить тяжелый камень на верхние этажи небезопасно. Есть большая вероятность того, что камень, падая с высоты, может раздавить того, кто его бросил. Если даже этот камень достигнет цели, то удар получится совсем незначительным и, как правило, бесполезным.

Учитывая все эти непременные условия, обстоятельства, менталитет закононарушителей, я и изложил свое видение психологического портрета карманника, этого дьявола души человеческой…