"Ирану стоит помнить, что Тегеран - древний азербайджанский город"

12 апр 2013
"Ирану стоит помнить, что Тегеран - древний азербайджанский город"Известный азербайджанский историк, доктор исторических наук, профессор БГУ Джамиль Гасанлы несколько лет назад написал книгу "Иранский Азербайджан - эпицентр «холодной войны»". Эта книга сегодня остается весьма актуальной, особенно в свете заявлений иранской стороны, звучащих в последнее время

Как сообщает AzerRos со ссылкой на AZE.az, Джамиль Гасанлы пишет, что понятие «Иранский Азербайджан» или «Южный Азербайджан» появилось в исторических текстах в начале XIX века. Это прямой ответ на информацию о том, что в парламенте Ирана разрабатывается новый законопроект в связи с пересмотром Туркманчайского договора.

В своей книге он констатирует, что повышение интереса к прикаспийским территориям этого региона при Петре I, его известный «персидский поход» 1722—1723 годов и более поздние попытки России расширить свои владения за Кавказским хребтом завершились в начале ХIХ столетия двумя русско-иранскими войнами.

«Они тяжело отразились на судьбе азербайджанских ханств, образовавшихся после смерти иранского шаха Надира (1747 г.), а к началу XIX века уже представлявших собой независимые государственные формирования. Приход к власти в Иране династии каджаров и экспансионистская политика России на Кавказе создали угрозы их независимости. По условиям Гюлистанского мирного договора 1813 года, подытожившего результаты первой русско-иранской войны 1804—1813 годов, каджары официально отреклись от претензий на Карабахское, Гянджинское, Шекинское и Талышское ханства.

Вторая русско-иранская война (1826—1828 гг.) также завершилась поражением каджаров. По Туркманчайскому договору 1828 года Нахчыванское и Иреванское ханства, а также Ордубадский округ перешли к России. Таким образом, исторические территории Азербайджана были разделены на две части: земли Северного Азербайджана (севернее реки Аракс) оказались в составе Российской империи, а южнее Аракса — в составе Ирана. В результате появились термины «Русский Азербайджан» (он же — Северный Азербайджан), а также «Иранский Азербайджан», или «Южный Азербайджан», - пишет автор.

Историк приводит данные, как в советские годы Сталин и его окружение готовились к оккупации Ирана: «Архивные документы дают основание предполагать, что Иосиф Сталин и его окружение готовились не просто к оккупации, а к советизации Ирана, во всяком случае, его северо-восточных районов. В связи с тем, что эти районы населены преимущественно азербайджанцами, Москва допускала возможность «воссоединения» по модели, использованной осенью 1939 года в отношении аннексированных восточных районов Польши, «воссоединенных» с Украинской ССР и Белорусской ССР.

Архивы партийных и государственных органов Азербайджана, включая архивы органов безопасности, свидетельствуют, что руководитель этой советской республики Мир Джафар Багиров рассматривал предстоящую оккупацию Ирана как историческую возможность для включения Иранского Азербайджана в состав Азербайджанской ССР. Инструктируя своих подчиненных, он отмечал, что «крупнейшие города Ирана: Казвин, Урмия, Миане, Ма­рага, Тебриз, Ардебиль, Салмас, Хой, Энзели и другие — были родиной наших предков. И, если хотите знать правду, то и Тегеран — древний азербайджанский город».

Уже в мае-июне 1941 года для отправки в Южный Азербайджан в Азербайджанской Советской Республике мобилизовали 3 816 гражданских лиц, из которых сформировали 52 бригады. В их составе было 82 партийных ра­ботника, 100 сотрудников советских организаций, 200 представителей органов безопасности, 400 милиционеров, 70 прокурорских, 90 судейс­ких служащих и 150 работников типографий и издательств. Сюда же входили 245 железнодорожников и 42 геолога-нефтяника.

Как пишет Дж.Гасанлы, еще в 1944 году, по фактам, приведенным историком, Сталин начал задумываться о методах закрепления в Иране и создании там сферы советского влияния после войны.

«В связи с новой «большой игрой» в Иране советское руководство вернулось к азербайджанскому вопросу и 6 марта приняло постановление «О мероприятиях по усилению культурной и экономической помощи населению Южного Азербайджана». Осенью 1944 года руководство СССР попыталось получить доступ к иранской нефти путем дипломатического нажима, рассчитывая, видимо, на ошеломляющий эффект побед Советского Союза в войне с Германией и ее союзниками. Однако провал прямого нажима на Тегеран вновь вывел азербайджанский вопрос в иранской политике СССР на передний план. Чтобы свалить Саида, советские представители и агенты организовали массовые демонстрации этнических азербайджанцев в Тегеране и в Иранском Азербайджане.

13 февраля 1945 года руководитель политработников из Советского Азербайджана в оккупированном северо-восточном Иране Гасан Гасанов направил Багирову 67-страничную справку «О Южном Азербайджане», в которой говорилось: «Мы кровно в этом заинтересованы, ибо освобождение народов Южного Азербайджана избавит наших собратьев от окончательной гибели и откроет большие перспективы для развития всего азербайджанского народа. Мы считаем, что настоящий момент международной обстановки является наиболее удобным для осуществления этой важнейшей исторической задачи».

Автор записки также предупреждал, что «надежда на установление буржуазно-демократического строя в Иранском Азербайджане и ставка на азербайджанских депутатов в Меджлисе не даст реальных результатов». Гасанов сообщал, что «самый популярный лозунг в Южном Азербайджане в настоящее время — это освобождение азербайджанцев от ига персов, установление демократического строя и разрешение земельного вопроса».

В справке отмечалось: «Освобождение Азербайджана и установ­ление в нем подлинно демократического строя или присоединение его к Советскому Азербайджану должно быть осуществлено через народные восстания, и союзники должны быть поставлены перед совершившимся фактом». Гасанов предлагал создать в Тебризе «руководящую группу товарищей, которые были бы тесно связаны с посланными сюда работниками и получали бы указания непосредственно из Баку. Для того чтобы эти товарищи могли свободно приезжать в Баку для информирования и получения необходимых указаний, было бы целесообразно числить их на военной службе».

Он также предлагал перебросить «из Тегерана в Тебриз ряд демократически настроенных работников-азербайджанцев: Пишевари Сеид Джафара — редактора газеты «Ажир», Шейлявара — редактора газеты, учителя Малека и других». Эта точка зрения нашла полную поддержку Багирова и других руководителей Азербайджанской СССР».