Федеральное сознание — священный принцип

24 авг 2016
Федеральное сознание — священный принципВ субботу, 20 августа, на своей странице в Фейсбуке глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров написал: «Вся Ингушетия будет болеть и переживать за Зелемхана Картоева. Желаем ему удачи в финале!» и этим нарушил священный принцип российского федерализма.

Что такое «федеральное сознание»?

Чтобы понять и правильно оценить очевидный проступок Евкурова, надо знать, что такое «федерализм». И поможет нам в этом этнокультурная и социокультурная экософия (философия очищения).

Как бы странно не прозвучало, но до сих пор в отечественной научной и даже публицистической литературе нет термина «федеральное сознание». Это словосочетание Интернет выдает только в моей статье, опубликованной на сайтах Частный Корреспондент (эл. ресурс: (http://www.chaskor.ru/article/federalnoe_soznanie_i_defilosofizatsiya_obshchestva_35294) и Кавказская политика (http://kavpolit.com/blogs/b-barsov5/1390/).

Содержательное значение термина «федеральное сознание», которое дано мною в выше обозначенной статье следующее. Федеральное сознание — это социокультурное качество граждан, выражающееся в том, что житель Дагестана переживает за проблемы жителей любой другой части страны, как за свою собственную проблему. И, наоборот, за проблемы жителей Дагестана одинаково переживают жители всех регионов страны. Иными словами, федеральное сознание — это такое качество, которое выражено в крылатой поговорке: «Один за всех и все за одного».

Разумеется, это определение адаптировано (упрощено) к сознанию широких слоев россиян. Но есть у меня и научное определение этого понятия. Федеральное сознание — это психосоциальная денотация граждан РФ, в которой воплотилась великая историко-политическая справедливость более ста больших и малых народов России, благодаря тому, что субъекты страны сформированы не по геополитическому принципу (см. унитаризм), а по этнокультурному, позволяющему разделять полномочия между Центром и субъектами.

В атмосфере северокавказских республик во все эти постсоветские годы витает очень резонный вопрос: достаточно ли качественно оценивают северокавказские народы наличие в стране федеративного устройства? Понимают ли опасность смены федеральной системы власти на унитарную? Ведь не случайно Жириновский и практически все другие русские националисты говорят о такой необходимости...

Дело в том, что при унитарном устройстве национальные субъекты страны получают статус колоний и, соответственно, отсекаются от многих сторон экономической, научной, политической и правовой жизни государства; резко сокращаются или же отменяются вовсе бюджетные ассигнования на национальную культуру.

Следовательно, форма государственного устройства России — федерализм — есть великое благо для народов нашей страны. А каково русскому народу, который в условиях федерализма вынужден делиться благами с народами страны, которая возникла и состоялась, как мировая держава, не благодаря нам, национальным меньшинствам России, но вопреки? В чем их выгода?

В актуальном (краткосрочном) движении истории никакой выгоды федерализм не дает русскому народу, они имеют выгоду в потенциальной (долгосрочной) перспективе.

Принцип федерального сознания

Любая форма сознания, а их огромное множество в природе идеального и социального, имеет свои принципы. Принципы в понимании синонима понятия «закон». Так вот, федеральная форма сознания, ввиду своей максимальной справедливости в сфере государственного устройства, тоже имеет свой принцип. Он состоит из двух взаимодополняющих положений:

в федеральном государстве и сознание у граждан должно быть федеральным. И именно в русле федерализма следует искать/формировать Национальную идею России;

федеральное сознание возможно лишь при наличии священного принципа этнокультурной и социокультурной справедливости. И он в России есть. Но! Знают об этом принципе очень немногие, это высококвалифицированные ученые гуманитарии, честные политики и верные присяге силовики, продвинутые интеллектуалы и высокопрофессиональные журналисты.

Пусть — в разных степенях качества, но все же вышеназванные категории граждан знают, что именно священный принцип этнокультурной справедливости позволяет метрополии делиться государственными добродетелями с национальными меньшинствами. И, соответственно, нарушение этого принципа создает повод, условия, прецедент урезать разделение полномочий (государственных добродетелей) между Центром и регионами.

А кто нарушает священный принцип федерального сознания?

Разумеется, националисты из числа доминирующей нации. Но в то же время, и это надо знать твердо, она сама же — доминирующая нация — бьет по рукам своих националистов, оберегая священный принцип федерального сознания. Вместе с тем данный принцип по самым разным причинам и мотивациям, главным образом иррациональным, нарушают и представители национальных меньшинств. Кто-то бессознательно, не умышленно, в силу низкого уровня мировоззренческого качества, а кто-то сознательно, умышленно и в силу обладания враждебным мировоззрением...

Отсюда вопрос: к какой категории следует отнести главу Ингушетии Юнус-бека Евкурова, который нарушил священный принцип федерализма перед финальной схваткой на Олимпийских играх в Рио? Думаю, что бессознательному, не умышленному. Но факт нарушения остается фактом. И совершенно не важно, каким деликатным контекстом Евкуров сопроводил свой националистический текст в социальной сети. Он фактически призвал республику, доверенную ему Федеральным центром, болеть за представителя иностранного государства.

Уроженец Ингушетии и ингуш по национальности получил турецкое гражданство, а вдобавок почему-то еще и имя. Вся страна ждет, затаив дыхание, исход схватки, надеется на пополнение российской олимпийкой сборной еще одной золотой медалью, а Евкуров, оказывается, нет. Мало того, он еще жителей республики практически агитирует болеть против российского атлета, не случайно прозванного «Русским танком».

Спорт вне политики

Разумеется, спорт вне политики. Но, когда в спорт влезают политики, спорт не может оставаться вне политики. Евкуров — политик, глава субъекта Российской Федерации, имеет воинское звание генерала и Золотую звезду Героя России. Поэтому выраженная им публично позиция не может быть классифицирована иначе, как идеологический проступок, имеющий под собой неблагонадежную мораль.

Дело в том, что запись Евкурова в Интернете — прецедент. Конечно, он будет многократно покрыт другими положительными, пророссийскими прецедентами северокавказских политиков, да и жителей СКФО тоже. Так что нет оснований бить тревогу. Но и оставлять без внимания такой прецедент автор концепции федерального сознания (М. С.-Барсов) — не может, да и не должен.
Вместе с тем, я полагаю, эксперты по вопросам федерализма как основной концепции политической науки о государственном устройстве должны взять на заметку вышеизложенные и нижеследующие принципы.

Федеральное сознание — есть священный принцип, призванный обеспечивать самые главные этнокультурные и социокультурные коммуникации государства. Спорт в этих коммуникациях, говоря интерполятивно (приблизительно), составляет 0, 1%.

Отсюда вывод: принципы федерализма куда более важны, чем победа кого-то над кем-то. Не Нация (совокупность всех граждан страны) существует ради спорта, но спорт культивируется ради умножения психофизических благ Нации. А Нация у нас Российская.

Следовательно, российский политик, если даже имеет право болеть против российского атлета (Абдулрашида Садулаева) за представителя своего этноса (Зелимхана Картоева), умножающего славу чужого государства (почему-то под турецким именем, что очень странно), то демонстрировать публично такое отношение к отечественному спорту не имеет право. Ни по закону, ни по совести, ни по логике вещей и явлений.

Магомед СУЛТАНОВ-БАРСОВ

Источник: ЭкоГрад