«Антипиратский» закон: где границы Интернета»

19 сен 2013

«Антипиратский» закон: где границы Интернета» 1 августа 2013 г. вступил в силу Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях», который,  безусловно, затронул почти всех.

Закон предусматривает возможность блокировки операторами Интернет-ресурсов, на которых размещены видео- или кинофильмы без разрешения правообладателя, а также ссылки на них.

Однако уже некоторые востребованные литературные сайты Интернета, которыми привыкли пользоваться, в ответ на клик мышкой «читать он-лайн» дают вот такие объявления: «Уже принятые и еще запланированные законы против Интернета в России, так или иначе, касаются каждого пользователя. И каждому нужно уметь обходить цензуру и блокировки».

С тем, к чему привык, нелегко расставаться, поэтому несомненный интерес вызвала пресс-конференция «Антипиратский» закон: где границы Интернета», состоявшая 18 сентября 2013 г. в пресс-центре РБК, в которой приняли участие Роберт Шлегель, депутат Госдумы, член комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи и Мария Максакова, депутат Госдумы, член комитета Госдумы по культуре.

Р. Шлегель поделился первыми итогами действия закона. Он отметил, что что после его вступления в силу отнюдь не последовало многомиллионных обращений в суд, на самом деле их оказалось всего пятьдесят шесть.

Он обратил внимание, что основные легальные площадки и правообладатели ищут возможности сотрудничать друг с другом и  монетизировать контент. Это делают и Mail. Ru, и Yandex. Ru, и Вконтакте, и  все крупные Интернет-сайты. «При этом мы имеем блокировку нескольких крупных торрент-трекеров,  но есть примеры, когда даже торрент-трекеры пытаются найти возможность легально работать с контентом. Мне кажется, что эти результаты прекрасны, с  одной лишь поправкой, что все это актуально только для видеопродукции и кино», − сказал Р. Шлегель.

Он проинформировал, что сразу же после внесения  закона на обсуждение, был созван экспертный совет при Комитете по информационной политике, и представители Интернет-компаний смогли высказать все свои предложения и поделиться своими сомнениями. «Говорить о том, что не было никакого диалога – это не совсем правильно», − подчеркнул Р. Шлегель.

По словам М. Максаковой, это была попытка сделать взаимоотношения между правообладателями и возможными потребителями продукции цивилизованными, т.е. такими, какие уже давно существуют в других развитых странах.

Она отметила, что правообладатель сам решает − готов он безвозмездно расставаться со своей продукцией или все-таки хотел бы получать какое-то вознаграждение.

«И как раз закон, который несколько стремительно вступил в действие с

1 августа, выявил некоторые недоработки, которые решаемы при помощи поправок. Концептуально мы стремимся отстаивать права авторов и в этом суть закона», − пояснила М. Максакова.  

Также она отметила важность того, что в системе арбитражных судов возник совершенно новый суд по интеллектуальным правам.

В ходе пресс-конференции Р. Шлегель подчеркнул, что он не выступает против свободы Интернета. Но, по его мнению, необходимо сделать так, чтобы пространство  Интернета было удобно для ведения дел, отдыха и т.д., но ни в коем случае не являлось площадкой для бесконечных оскорблений, угроз.

Все вызовы, которые сейчас существуют, общеизвестны и предсказуемы,  и, так или иначе, одинаковы для всего мира. В силу этих причин создана концепция по регулированию правоотношений в сети Интернета.

По мнению Р. Шлегеля, нужно стремиться не к ужесточению, а  к созданию цивилизованных правил игры и, естественно, делать это в диалоге с  заинтересованными сторонами.  

Касаясь темы расширенной версии закона о защите интеллектуальной собственности в Интернете, которая 17 сентября была внесена на рассмотрение в Государственную Думу РФ, он отметил два момента.  Первый − расширение самого антипиратского закона на все объекты авторских и смежных прав. Второй − механизм досудебного урегулирования.

Р. Шлегель обратил внимание, что введение порядка досудебного урегулирования было предложено Министерством культуры. Он пояснил, что если вы хотите получить обеспечительные меры, то сначала должны подтвердить факт, что вы сами пытались урегулировать отношения. Надо сделать так, чтобы все стремились  друг с другом договориться, и только в исключительных случаях обращались в суд.

В своем выступлении Р. Шлегель затронул вопрос IP-адреса, сказав, что  нельзя блокировать ресурсы, которые не имеют никакого отношения к противоправному контенту. «И в этой ситуации мы прописываем, что блокировка должна происходить исключительно по имени сайта», − отметил Р. Шлегель.

С его точки зрения, неизбежным действием этого закона, либо, того, который может быть принят, является создание площадок, где будет распространяться легальный контент.

Р. Шлегель обратил внимание, что закон пока лоялен по отношению к нашим гражданам, т.к. они не несут ответственность за потребление и распространение нелегального контента. В то время, как например, во Франции, Германии ответственность прежде всего несет тот, кто потребляет контент.

В заключение Р. Шлегель сказал, что действие этого закона приведет к  созданию цивилизованного Интернет-пространства.

В ходе пресс-конференции  нашему корреспонденту удалось задать несколько вопросов Р. Шлегелю.

AzerRos: Я, как пользователь Интернета, полагаю, что этот закон, в том числе регулирует процесс: кто кому должен платить. И пользователю, несомненно, будет удобно один раз  заплатить, как в супермаркете, а не ходить по бутикам. Каким образом будет происходить расчет в свете этого закона?

Р. Шлегель: Этот закон все-таки немного о другом.  О том, как между собой должны общаться сайты, информационные посредники и правообладатели. А пользователь как приходил в супермаркет, так и будет приходить.

AzerRos: И тем не менее, каким образом будет происходить оплата, например, как мы платим за услуги Интернета?

Р. Шлегель: Нет. Это будет зависеть от того, какой системой вы будете пользоваться. Это как разные фирмы.  Вы регистрируетесь, и дальше с вашего счета списываются деньги.

AzerRos: Как человека пишущего и готового издавать свои книги в электронном виде, этот закон меня радует, но как человека, выросшего в СССР, пугает. Тогда были даже бесплатные библиотеки, но все интересные книги находились «на руках», − это один аспект. И другой – это то, что о многих выдающихся  писателях, философах мы узнавали только из сносок, примечаний, сокращенных и искаженных перепечаток, снабженных ярлыками блюстителей интеллектуальной нравственности. То есть, они прочли и сочли: тебе не надо. Были сочтены ненужными и В. Гофман, и К. Бальмонт, и И.Северянин, − перечислять можно до бесконечности. В результате, в моем образовании возник пробел, который я смогла восполнить благодаря по-настоящему свободному Интернету. И вот теперь опять проблема – надо платить, а это очень большое ограничение. За этого автора я заплачу, а на того денег не хватит. И возникает прямо гамлетовский вопрос: быть или не быть мне всесторонне образованным человеком,  т.к. для меня Интернет  − в первую очередь − это образование?

Р. Шлегель:  Как мне кажется, утаить что-либо в Интернете невозможно, в том смысле, если есть какая-то книга, которую вы очень хотите прочитать,

но к которой пока не можете получить доступ в силу того, что не можете за нее заплатить, вы будете искать какие-то варианты. Ведь есть иные способы получения подобной информации. Я ни в коем случае не призываю вас к пиратству, но мой опыт говорит о том, что если вы очень хотите получить какую-то информацию, вы ее получите. Однако если сервисов будет мало, и, соответственно, не будет конкуренции, то и цены на те книги, которые вам нужны, станут очень высокими. В ситуации же, когда есть огромное число сервисов,  когда есть реальная монетизация продажи книг, мне кажется, у вас появляется возможность за  приемлемые небольшие средства их приобретать, это, во-первых. Во-вторых, в любом случае часть литературы всегда доступна бесплатно, потом многие библиотечные фонды переводятся в электронные виды.  В-третьих, если говорить о советском наследии то, моя личная точка зрения, не нужно зарабатывать деньги на продаже классических произведений.

AzerRos: То есть классиков вы нам оставите?!

Р. Шлегель:  Мне, кажется, эта проблема решаема.

 Тиана ВЕСНИНА