Тур российских школьников и студентов. День четвертый: Лагыч – Ивановка – Дири-Баба

16 окт 2011
Тур российских школьников и студентов. День четвертый: Лагыч – Ивановка – Дири-БабаЭтот день оказался, пожалуй, одним из самых насыщенных событиями и эмоциями за всю поездку по Азербайджану.

После ланча-барбекю в кафе на лоне природы в зоне отдыха «Мархал», сытые и отдохнувшие, мы направились в высокогорное село Лагич. К огромному сожалению, пришлось отказаться от посещения древнего христианского храма-музея «Матери церквей Восточных» в горном поселке Киш, так как мы не укладывались по времени, а в Лагиче у нас была запланирована ночевка в отеле «Эвим отель» («Домашний отель»).

Наш гид Октай муаллим предупредил, чтобы мы не расслаблялись, так как нам предстояло преодолеть 130 километров. Это немало, если учесть, что большая часть дороги проходила через горные и труднодоступные районы. Вы даже и не представляете насколько труднодоступные.

Город мастеров и умельцев

Мои знания о селе Лагиче ограничивались тем, что оно находилось высоко в горах на высоте 1200 метров у левого берега реки Гирдыман, известно с незапамятных времен, и с тех самых пор считается известным ремесленным центром по производству оружия и медной посуды. Настоящий город мастеров и умельцев. До сих пор местные уста (то есть мастера) не утратили секретов своих дедов и отцов.

Когда закончилось шоссе, и автобус свернул на горную дорогу, от которой до села оставалось около тридцати километров, было уже совсем темно. Через какое-то время, посмотрев в окно, увидел зияющее пятно, уходившее далеко-далеко вниз. Автобус, покачиваясь из-за грунтовой дороги, медленно ехал по самому краю глубокого ущелья, то и дело резко поворачивая то влево, то вправо. Оторваться от такого зрелища было невозможно. Кое-кто повизгивал от страха, кое-кто дурачился, пытаясь напугать своих соседей. Действительно, дух захватывало от такой картины. Только представьте себе узкую горную дорогу, с одной стороны высокие скалы с огромными валунами, с другой – обрыв (совсем близко!), а глубоко внизу пугающая пустота… Позже Октай муаллим сказал, что нам еще повезло, так как время было позднее, поэтому мы не могли в полной мере ощутить всю опасность езды по такой дороге. Несмотря на то, что водитель нашего автобуса был настоящим асом, ему потребовалось около двух часов, чтобы добраться до Лагича. Миновав перевал, автобус остановился перед поселком, и мы пешком, следуя за гидом, шли по ночному и пустынному и мощеному речным камнем Лагичу все выше и выше, нарушая его привычную тишину, детским смехом и довольными возгласами, пока не дошли до отеля «Эвим отель». Был уже первый час ночи, когда мы устроились на ночлег и никто, несмотря на позднее время, не отказался от сытного ужина с его роскошным азербайджанским пловом, приготовленным по всем канонам восточной кухни.

Утром Лагич предстал во всей своей первозданной красе. Дело в том, что правительством республики принято решение, в связи с тем, что поселок до настоящего времени смог сохраниться, как персидский средневековый город, и поэтому является уникальным историческим памятником, не проводить никакого строительства современных зданий, чтобы не нарушить местный колорит. В Лагиче все кругом выполнено из светлого камня: дома, улицы и центральная площадь. Здесь всегда строили по когда-то заведенным правилам: около метра между кладками по горизонтали на всю длину стены устанавливали деревянные перекладины с внешней и внутренней стороны. Такие дома выдерживали, по словам Октай муаллима, всякие природные катаклизмы и им нестрашны подземные толчки, которые случаются в этих местах.

Мы оказались опять на той самой улице, когда спешили ночью в отель, как оказалось, она центральная и единственная такая оживленная, даже, я бы сказал, чересчур. Во-первых, была суббота. Во-вторых, с каждым годом интерес к этому заповедному уголку Азербайджана растет, к иностранным туристам тут давно привыкли. Ну и притяжением для всех, кто оказался в Лагиче, являются мастерские, которым не одна сотня добрых лет…

Из-за того, что Лагич всегда был оторван от внешнего мира, нормальная дорога здесь появилась всего лишь полвека назад, а до этого сюда можно было добраться по козьим тропам. Жители должны были как-то обеспечивать себя, и с незапамятных времен они занимаются разными ремеслами, разве что только земледелием не увлекались, не было такой возможности, кругом одни горы да камни, от мелкого до огромных валунов. И чуть ли не в каждом доме создавалась мастерская и, вся семья занималась каким-нибудь ремеслом, из поколения в поколение передавая свой опыт и мастерство.

Здесь по-прежнему ткут ковры, действуют мастерские чеканщиков, гравировщиков, кузнецов, гончаров и даже есть шорная мастерская. В своеобразных помещениях-мастерских, различающихся в зависимости от рода деятельности его хозяина, работают мастера и одновременно торгуют своими изделиями. Каждая такая мастерская-лавка больше похожа на музей со всевозможной богато оформленной посудой: блюдами, чашками, кружками и другими предметами быта. Медная посуда, как правило, с декоративным орнаментом. Одно загляденье. Каждый предмет – произведение искусства. Не случайно лагичскую посуду можно увидеть в лучших музеях мира: в Эрмитаже, Лувре и в других.

Захожу в одну из таких мастерских, знакомлюсь с его хозяином. Его зовут Фаиг Аббасов. Он охотно показывает свои изделия, с удовольствием рассказывает о своей работе. Показываю руками на явно старинные сосуды, и спрашиваю: «Это ваша работа?» Он улыбается и отвечает: «Нет, конечно же. Нашел во дворе дома, когда копал яму, в любом месте нашего городка при желании можно найти такую посуду и разные старинные предметы». Мой новый знакомый оказался словоохотливым. Стал рассказывать о главных достопримечательностях родных мест, ну и, конечно же, о местной канализации, которая считается одной из самых древних в мире, возраст которой около 1000 лет.

Подробную информацию об этом мы, конечно же, получили от Октай муаллима. Но было интересно послушать, как и что об этом говорят сами жители. А говорят они об этом с особым чувством гордости. И вообщем-то есть от чего. Чуть ли не под каждым домом, совсем не глубоко, на глубине метра, проходят трубы, и так по всему поселку, никто не знает, где начинается и заканчивается канализационная система. Сюда приезжали ученые, чтобы разобраться, как действует эта хитроумная система, но так и уехали ни с чем.

Идем дальше вниз по улице и останавливаемся у небольшой кожевенной мастерской с узким дверным проемом и заснувшим стариком-мастером. «Ребята, перед вами уникальный человек. Не думаю, что он спит. Он привык к тому, что тут всегда многолюдно и совсем не реагирует на окружающих, он слепой и совсем не слышит, но увидели бы вы его за работой, и справляется он вполне самостоятельно, без чьей-либо помощи. Его изделия по-прежнему пользуются успехом», - рассказывал Октай муаллим. Старик каким-то образом понял, что вокруг него собралась толпа любопытствующих, стал проявлять интерес к нам, жестикулируя руками и что-то говоря тихо про себя. Узнали, что его зовут Азад Манафов, ему почти девяноста лет, в любую погоду рано утром он приходит в свою мастерскую и работает за своим верстаком… И так чуть ли не с детства… Вот она какая: любовь к профессии и сила духа!

А потом увидел пожилую женщину в национальном одеянии и обомлел. Я сразу узнал ее. Дело в том, что некоторым образом имею отношение к книге Оксаны Булановой «Азербайджан: культура, традиции, люди». Мы получили от автора книги фото для этой книги и должны были выбрать самые удачные. И когда увидели фото этой женщины из Лагича, такой яркой и колоритной, долго любовались ею. Она была вне конкуренции. И вдруг, вот она, в той же самой одежде, что и на том фото. Подхожу и говорю на азербайджанском: «Я вас знаю. Видел на фото, которое будет напечатано в книге». Она без всякого смущения отвечает: «Внучек, дорогой. Меня много фотографируют, в разных журналах печатают. Вот и в журнале Фонда Гейдара Алиева тоже вышла. Спасибо вам за внимание. Будьте всегда здоровыми и веселыми!» Рядом с ней была родственница, которая приехала навестить ее из Баку. Она заметила: «Вы не удивляйтесь, она здесь знаменитость, ее даже в зарубежных журналах печатают. Шовкат ханум девяносто лет, но по ней не скажешь, бодрая, задорная, управляется по хозяйству самостоятельно и до сих пор шьет и вяжет».
Не сфотографироваться с ней на память мы просто не имели права. И она с удовольствием согласилась позировать перед камерами, тем более для нее это давно стало привычной процедурой.

Прогуливаясь по центральной оживленной улице, старались не отставать от Октай муаллима, хотелось и его послушать и в лавку забежать, все кругом было интересно и необычно. Повсюду кипела работа и шла бойкая торговля одновременно. Несмотря на узкий проход между домами, то и дело сновали автомобили, в основном, иномарки, и нам иногда приходилось прижиматься к стенам домов. Девочки покупали украшения и тут же облачались в них. Брюс купил понравившийся тесак, все бросились рассматривать его и подержать в руках. «У меня дома неплохая коллекция холодного оружия, не могу пройти мимо такой красоты», - объяснил Брюс свой выбор.

По ходу прогулки Октай муаллим определил к народным умельцам Никиту Копышева, Ивана Михайлова, Дорайда Мачанова, Рамига Газыева, Нурлана ИбадуллаевА, Мамеда Дадашева, Тарлана Алекперова для мастер-класса. В течение часа они наблюдали за изготовлением медных изделий, гравировкой и чеканкой по металлу и даже попытались самостоятельно постучать по изделиям.

Остальная часть группы Мария Коробкина, Полина Гладышева, Татьяна Белокузова, Гюльнара и Айнур Гамзаевы, Елена Рахимова, Инара Гаджиева направилась с женщиной в небольшое здание, где работали ковроткачихи. «В советские времена здесь был ковроткацкий комбинат, работало много женщин, их ковры славились по всему Кавказу, - рассказывал наш гид, пока мы шли. – Здесь также изготавливались большие ковры для мавзолеев, мечетей, в прошлом для богатых купцов и правителей, а в советские времена было много заказов из разных советских республик. Работал кипела, не хватало даже людей, чтобы выполнять все заказы».

Зашли в просторное помещение, где на простых четырехугольных станках работали женщины, кое-где стучали колотушки, нарушая тишину в зале. Всех определили к мастерицам, и начался мастер-класс. «В нашей работе нужен не только опыт, но и терпение. Внимательно смотрите, как я делаю узелок, а потом постарайтесь повторить самостоятельно», - перевел гид объяснение ковроткачихи Гюлю ханум. Показав несколько раз одно и тоже движение в замедленном темпе, она протянула специальный инструмент - нож с крючком. Полина, новоиспеченная ученица, попробовала, ничего не получилось, ей опять показали, и так несколько раз, и вскоре она проворно накладывала узел на каждую пару нитей основы и повторяла это с нескрываемым удовольствием. Перед каждым изделием на специальной полочке висел эскиз-рисунок будущего ковра с растительными и сюжетными восточными орнаментами.

«Готовый ковер – это труд многих-многих людей. Так как эта работа была очень трудоемкой, раньше этим занимались только мужчины. Лагичские мастера-ковроткачи были известны далеко за пределами страны. Он все делал сам. Держал специальную породу овец, стриг шерсть, расчесывал и прял шерсть, сам же изготовлял из нее нитки, по своему вкусу красил их различными растительными красителями и затем уже готовые нитки натягивал на станок. И начинался самый сложный процесс – создание оригинального ковра», - рассказывала старшая бригады ковроткачих, показывая уже готовые изделия. А Октай муаллим сообщил, что существует легенда о том, что шапка Мономаха, главная регалия русских великих князей и царей, была изготовлена лагичскими умельцами. «Правда это или нет, никто не знает, но это предание передается из поколения в поколение и дошло до наших дней», - сказал Октай муалим.

Время, отведенное для экскурсии, пролетело незаметно, и пора было возвращаться в отель, чтобы подкрепиться обедом на природе с блюдами ширванской кухни и сразу же отправляться в путь.

Ехать от Лагича до автотрассы, особенно днем, это и удовольствие, и определенный драйв. Остановились, чтобы вдохнуть еще раз свежего горного воздуха и полюбоваться райской природой. Красота невероятная, завораживающая, невозможно оторваться от крутых нависших над тобой скал, глубокой пропасти под ногами, где в глубине змейкой вьются горные речушки, огромные валуны раскиданы по всей площади. Остановились ненадолго у подвесного моста над пропастью. «Каждое утро детишки из ближних сел проходят по этому мосту, чтобы попасть в соседнее село, где расположена средняя общеобразовательная школа. И эта единственная дорога в то самое село», - пояснил наш гид.

Мост на вид был ненадежный и сильно раскачивался. Самые любопытные и смелые ринулись к мосту и прошлись по нему, но до середины, смотреть вниз было и страшно, и небезопасно: глубоко внизу бурлила речка, разбиваясь об огромные валуны. Ничего подобного я раньше не видел. Две девочки из группы, самые отчаянные, дошли до конца моста и ненадолго скрылись на узкой тропе, которая была скрыта от наших глаз. За такую самостоятельность они были наказаны строгими наставлениями в свой адрес.

Уголок России в Азербайджане

Следующим пунктом тура был предгорный поселок Ивановка в Исмаиллинском районе, который находится всего в 50-ти километрах от Лагича. «В середине 19 века русские сектанты-молокане из южных российских губерний, спасаясь от преследований за свою веру, дошли до Азербайджана и основали это село и до сих пор компактно живут здесь. Молокане – это православные христиане, но они отрицают и не признают догматов православной церкви: иконы, храмы, церковную иерархию, святых и т.д., и за это подвергались гонениям. При Екатерине II их стали выселять на Кавказ, а затем и в Закавказье. Вот таким образом русские нашли приют на чужбине, которая стала их родиной, здесь они до сих пор свято хранят свою веру и традиции и с местным населением живут душа в душу, помогают друг другу. Молокане – очень трудолюбивые и хозяйственные люди, и вы в этом убедитесь, когда мы заедем в село», - рассказывал Октай муаллим при въезде в Ивановку.

Действительно, мы увидели много виноградников, ухоженные и обработанные поля, засеянные зерновыми и подсолнухами, огромную животноводческая ферма. Ощущение, что мы оказались в образцовом советском колхозе. Такую благостную сельскую картину вы уже не встретите в России.

Времени для подробной экскурсии по Ивановке у нас, к сожалению, не было, поэтому мы лишь прошлись по центральной улице и площади, которая примыкала к ней. Возможно из-за тридцатиградусной жары, на улице практически никого не было, за небольшим исключением. Кроме нескольких людей с типично русской внешностью мы увидели и азербайджанцев, как выяснилось, тоже жителей поселка.
Когда еще ехали по Ивановке, обратил внимание на чистоту улиц и ухоженность типично русских домов, вывески на русском языке. Такая же чистота на площади перед Домом культуры, прошли к памятнику героям Великой Отечественной войны со стелой, где золотом выбиты имена погибших ивановцев. Возвращаясь к автобусу, остановились у стенда с фотографиями рядом с домом культуры. На пожелтевших от времени и палящего солнца фотографиях жители Ивановки трудятся и отмечают праздники, встречаются с руководителями страны, директора села в разные периоды и много разных эпизодов из жизни села.

В Ивановке чтят память председателя колхоза Ивана Никитина, успешно руководившего хозяйством сорок лет. Односельчане по достоинству оценили его заслуги и увековечили своего председателя, установив ему памятник. По словам Октай муаллима, в 90-е годы после распада Советского Союза в Ивановке многие серьезно подумывали эмигрировать в Россию, и только благодаря принципиальности Никитина и его непререкаемому авторитету, этого не произошло. Ивановка по-прежнему русский оазис республики, живет своей размеренной жизнью и по-прежнему процветает.

«Дири-Баба» или «Вечно живой дед»

Время подгоняло, и мы продолжили путь. Нам предстояло преодолеть 200 км., чтобы добраться до Баку, где у нас была запланирована двухдневная экскурсия. Ярких и незабываемых впечатлений за этот день было столько, что, казалось, куда ж еще больше. И тем не менее по дороге в столицу республики нам предстояло посетить уникальный средневековый памятник-мавзолей «Дири-Баба», находящийся у поселка Мараза.

Не могу не упомянуть сооружение, заинтересовавшее детей по дороге в Баку. «Вон там далеко находится огромное сооружение высотой в 16-этажный дом – это знаменитая радиолокационная станция «Дарьял», или ее еще называют Габалинская РЛС. Этот военный объект арендуется Россией, и ее обслуживают российские офицеры. Станция построена ещё при советской власти, и ее назначение - предупреждение ракетного нападения с южного направления. РЛС контролирует территорию в радиусе 6000 км, в случае если кто-то из стран выпустит ракету, она отследит и определит траекторию ее полета и передаст данные для ее перехвата в нужной точке. Эта станция – надежная защита от ядерного удара. Вы, надеюсь, понимаете всю важность этого объекта», - многозначительно отметил гид Октай муаллим.

Вскоре наш автобус свернул с шоссе на грунтовую дорогу, проехали мимо старого кладбища, с вертикальными высокими каменными надгробиями, надписи и вязь орнамента были заметны даже с автобуса, а напротив светлокупольный двухэтажный мавзолей «Дири-баба», что в переводе на русский язык означает «живой дед». По одной из легенд задолго до создания мавзолея, в горной пещере жил и молился старец Дири Баба, здесь же он и был погребен, а мощи его остались нетленными. И на этом самом месте зодчий построил мавзолей, который примыкает вплотную к скале, ощущение, как будто его «приклеили» к скале. Когда смотришь издалека на это архитектурное чудо, кажется, что это как единое целое – гора и мавзолей.

Нас предупредили, что входить в мавзолей можно только в закрытой одежде и с чистыми помыслами. Это было сказано так внушительно, что все, кто был одет в шорты, быстро переоделись и поспешили по огромным ступенькам за гидом. Зрелище от гробницы непередаваемое, поражало в мавзолее все: строгая и торжественная архитектура, цвет камня, светлая и гладкая поверхность стен, оформление.

Вошли в прихожую мавзолея с каким-то особенным чувством, несмотря на жару, здесь было прохладно, затем по полутемной винтовой лестнице, высеченной в скале, поднялись на второй этаж, и через узкий ход ползком друг за другом пробрались в грот – место захоронения святого Дири Баба. Усевшись на ковриках и паласах вокруг этой пещеры, внимательно слушали Октай муаллима: «Этот мавзолей - прекрасное творение древних зодчих находится под охраной государства. Полное имя создателя гробницы не сохранилось, небольшой кусок камня гласит: «…сын устада Гаджи» и указана дата, когда была построена гробницы – это 1402 год. Святой, который жил в этой пещере, не поклонялся огню, он был мистик-суфий. Его здесь и похоронили, а место с тех пор стало святым. Один из ширваншахов решил увековечить память своего деда и построил этот мавзолей».

По устоявшейся традиции, тот, кто приходит сюда, должен прочитать молитву и принести в дар святому монету. Мачанов Дорайд, знающий суры корана, прочитал молитву и пожелал всем здоровья и успехов. Октай муаллим неоднократно в течение всего тура упоминал и говорил о том, что тур пришелся на священный месяц Рамадан. «Это месяц поста, милости и прощения, радости и братства. По преданию, именно в этот месяц Коран снизошел на Пророка. Соблюдение поста в месяц Рамазан является обязательным для всех мусульман. И то, что мы с вами оказались здесь именно в месяц поста в этом святом месте, огромная удача для вас», - сообщил гид.

Выбирались из пещеры также ползком, обязательно лицом к гроту, увидели лестницу, которая уходила высоко под купол, и очутились на вершине горы, переходящей в равнину, недалеко стоял домик, с загоном, видимо, жилье пастуха, и паслось огромное стадо баранов, а прямо перед тобой распахивается захватывающая дух даль, все как на ладони: дороги, кладбище, горы, поселок.

И опять дорога, теперь прямиком в Баку. Чувствовалось, что все устали, в салоне автобуса многие дремали, всем очень хотелось приехать в гостиницу и просто отдохнуть от дороги. Совершили остановку в живописнейшем месте, рядом с озером, в кафе под открытым небом, чтобы размяться и попить чайку из самовара. И опять в путь. С приближением к Баку наша группа все больше воодушевлялась, а на подъезде к столице в салоне уже вовсю играла национальная и поп-музыка и ребятишки устроили танцевальное шоу. Брюс Хлебников завел всю группу, и начались настоящие пляски в проходе автобуса. Все оживились, хлопали в ладоши, улюлюкали, подпевали и так до самого Баку. Не успели оглянуться, как подъехали к красивому отелю «AF Hotel», гостеприимно распахнувшей свои двери для нас.

Вагиф Адыгезалов, Баку – Москва (продолжение следует)