Музыка, которая никогда не умирает

Музыка, которая никогда не умирает 16 марта 2013 года исполнилось 73 года со дня рождения легендарного джазового пианиста и композитора Вагифа Мустафазаде

Баку хранит память о своих любимых сынах, увековечивая их имена в названиях улиц. В сердце древнего жилого квартала Ичери-шехер есть переулок имени Вагифа Мустафазаде. Здесь, в доме под номером 4, долгие годы прожил со своей семьей всемирно известный джазмен Вагиф Мустафазаде. И сейчас в этом старинном здании находится музей-квартира музыканта. Руководит и "ведет хозяйство" тут двоюродная сестра артиста Вагифа Афаг Ага Рагим кызы Алиева. Она любезно согласилась побеседовать с корреспондентом ИАП AzerRos о своем выдающемся брате...

- По какой линии Вы приходитесь сестрой Вагифу муаллиму?

Музыка, которая никогда не умирает - Я его единственная двоюродная сестра по линии матери. Мама Вагифа и мой отец – родные брат с сестрой.

- Расскажите о нем как о музыканте.


- Ну, а что я могу сказать нового? Даже далеко за пределами Азербайджана всем известно, что Вагиф Мустафазаде – основоположник азербайджанского национального джаза, именуемого джаз-мугам. Мой брат умело соединил в нем джаз с мугамом, и начало этому было положено в 1969 году. Тогда Вагиф вернулся в Азербайджан из Тбилиси... Ранее, не окончив консерваторию, Вагиф уехал туда по приглашению грузинских музыкантов, стал там руководителем вокально-инструментального ансамбля «Орера».

В Грузии он тесно общался с Нани Брегвадзе, Вахтангом Кикабидзе. В 1966 и 1967 годах Вагиф ездил представлять Грузию на джазовых фестивалях в Таллин, и оба раза взял там гран-при. Именно тогда Вагиф впервые выступал на мировом уровне, был замечен именитыми музыкантами XX века. Услышав игру Вагифа, музыковед и ведущий джазовой программы «Голос Америки» Уиллис Коновер назвал Вагифа одним из лучших пианистов мира. Его игру высоко оценил и президент вашингтонского Джаз-клуба Чет Беккер!

И вот в 1969 году Вагифа "вернули" в Азербайджан. Тогда министром культуры был Рауф Гаджиев, который очень хотел, чтобы Вагиф представлял на международных конкурсах и джазовых фестивалях не Грузию, а именно Азербайджан. И в том же году, на джаз-фестивале «Баку. Джаз-69» бакинцы слушали своего любимого пианиста. Публика очень тепло приветствовала Вагифа. Он сыграл свою композицию «76».

- Почему она называлась «76»?

- Потому что состояла из 76 тактов. И вот, исполняя ее на том фестивале, Вагиф вдруг спонтанно перешел в мугам «Баяты шираз»! Это был исторический момент: так сработал мозг музыканта, что в подсознании получилось слияние джаза и мугама, такой вот синтез. Никто не ожидал, в том числе сам Вагиф, что играя, импровизируя джаз, он вдруг перейдет в мугам. Естественно, зал взорвался аплодисментами, и сам музыкант понял, что он сделал открытие. А кто есть джазовый музыкант? Настоящий джазовый музыкант обязательно должен внести что-то свое в джазовую музыку. И Вагиф понял, что он это сделал, что внес свое «я» в джаз. Он отыграл композицию, приехал домой, где ему вдруг стало плохо с сердцем. Так на него подействовало то, что он сумел осуществить слияние разных жанров, что фактически сделал открытие. Вагифу вызвали скорую, оказали медицинскую помощь. Потом, когда он немного пришел в себя, он попросил мать сыграть ему на мугаме «Баяты шираз». А его мама, Зивер ханум Алиева, была одной из первых учениц великого Узеира Гаджибекова, основателя классической музыкальной школы Азербайджана, и первой женщиной-исполнительницей мугама. Зивер ханум, естественно, прекрасно знала мугамы, так что ее сын, можно сказать, впитал в себя восприятие этой народной музыки с молоком матери. В тот знаковый вечер она сыграла для Вагифа мугам «Баяты шираз», и он окончательно утвердился в своем предположении о том, что он положил новое начало в музыке.

О Вагифе можно многое сказать. Он – это самородок, не окончивший консерваторию. Он окончил Бакинское музыкальное училище имени Асафа Зейналлы, консерваторию же бросил уже на первом курсе...

- Что послужило тому причиной?

- В то коммунистическое время, как все знают, почти во всем СССР к джазу относились неоднозначно, можно с казать, с опаской, и Вагиф просто не мог играть то, что он хотел - его держали в каких-то рамках. Поэтому он и уехал в Тбилиси, ведь в Грузии он мог играть свой джаз сколько хотел и как хотел - там было совершенно другое восприятие этого жанра... Ну вот вам вкратце и рассказ о музыканте и его личном вкладе в музыку.

- Пожалуйста, расскажите о музее. Как Вагиф здесь жил?

- Вагиф жил именно в этой комнате, где мы сейчас находимся. Жил он в ней вместе с матерью, прожил тут почти всю свою жизнь. Родился Вагиф тоже в Ичери-шехер, недалеко отсюда. А когда ему было лет 10, семья переехала в эту квартиру. И только в 1977 году, за два года до своей смерти, он получил квартиру на Торговой.

Здесь же родилась его дочь Азиза. Сегодня она живет в Германии. Азиза тоже музыкант. В 1997 году она отыграла концерт в клубе английской королевы, после чего ее стали называть "принцессой джаза" (сейчас уже ее "титул" возрос до "королевы джаза"). Азиза Мустафазаде несет азербайджанский джаз по всему миру. Ее диски издаются миллионами тиражей. Она дает концерты в Лондоне, Стамбуле, Вашингтоне. А с каким успехом проходят ее концерты здесь, в Баку! Она приезжает на родину и исполняет произведения - и отца, и свои собственные...

У Вагифа есть еще одна дочь, Лала. И она тоже пошла по стопам отца, стала исполнительницей. Она окончила Бакинскую государственную консерваторию. Сразу после окончания, в 1991 году, я отправила ее на Международный конкурс классических пианистов в Эпиналь, во Францию, где Лала взяла гран-при. Конечно, все знали, что это дочь всемирно известного музыканта Вагифа Мустафазаде, они слушали ее игру и убеждались, что талант передается по наследству. Сегодня Лала Мустафазаде живет в Париже. Какое-то время она преподавала в Парижской консерватории, а сейчас работает в Гранд-опера.

- Как получилось, что Вагиф выбрал своим направлением именно джаз? Что "подтолкнуло" его на этот путь?

- Вагифу было три года, когда его мать сыграла на фортепиано некое произведение, а он вдруг взял - и повторил его следом за ней! Он от природы был гениальным музыкантом. Расскажу один эпизод из его жизни. Вагиф был учеником профессора Георгия Георгиевича Шароева, который преподавал и в консерватории, и в музыкальном училище. Вагифу однажды было задан для исполнения один из концертов Рахманинова, его любимого композитора. Вагиф сыграл его в "до-диез миноре", хотя написано произведение было в "до миноре", то есть в совершенно другой тональности. А Вагиф просто сел и переиграл произведение в другой тональности. Шароев очень удивился и сказал, что "у этого мальчика великое будущее". Тот эпизод стал ярким примером его таланта к импровизации, показал, насколько легко ему удавалось перевести произведение из одной тональности в другую и тут же его сыграть, ничего не разучивая. Это был дар Вагифа. И у него был абсолютный слух.

Где-то с 16 лет Вагиф Мустафазаде начал слушать джазовую передачу «Голос Америки», ведущим которой был Уиллис Коновер. Есть фотография, где Вагиф сидит в наушниках и слушает эту передачу. Слушал он и своих любимых музыкантов – пианиста Билла Эванса, саксофониста Джона Колтрейна. Он тут же переводил эту музыку на свой лад и начинал играть. Джаз стал его родной темой. И везде – в консерватории, музыкальном училище, на разных музыкальных «собирунах» - Вагиф импровизировал в джазе. Его импровизация были необычными. Под пальцами Вагифа рождался неповторимый звук. Вагиф играл американский джаз так, что однажды в Тбилиси его услышал гостивший там "король блюза" Би Би Кинг и сказал дословно, вернее, прокричал ему из зала: «Мистер Мустафазаде, я хочу играть нашу музыку так, как играете ее вы!» Вот каким был Вагиф музыкантом.

- Как воспринималось творчество Вагифа Мустафазаде властью и народом?

- Народ его любил - я говорю о тех, кто понимал джаз. И коллеги его очень любили. Они понимали, какой это самородок. Но власть и СМИ ставили Вагифу много препон. Я помню, как он говорил: «Я не понимаю, почему они смотрят на мои усы. Пусть они посмотрят на мои руки, что они делают». Он переживал, почему их волнует именно это. Он действительно подвергался некоторым нападкам. Но дети Гейдара Алиева – Ильхам и Севиль - следили за мировой джазовой жизнью. И они знали, что азербайджанский музыкант Вагиф Мустафазаде пользуется большой популярностью в мире. Они же и говорили тогда Гейдару Алиевичу, что "папа, есть у нас такой музыкант". И Гейдар Алиевич на все банкеты, торжественные мероприятия приглашал Вагифа Мустафазаде вместе с его ансамблем «Севиль», который был им создан в 1970-71 г.г. Ансамбль исполнял народные песни, аранжировки к которым делал сам Вагиф. «Севиль» пользовалась огромной популярностью. Национальный лидер даже дал Вагифу отдельную квартиру на Торговой улице (где сейчас расположен магазин «Подарки»). Правда, пожил он там недолго...

- А музей? Как Вы его открывали?

- После смерти Вагифа мы, родственники, много сделали для того, чтобы открыть его музей. Тогда здесь была коммунальная квартира, но соседей специально переселили, чтобы создать полноценный музей Мустафазаде. На все ушло десять лет. И вот в 1989 году был открыт Мемориальный музей Вагифа Мустафазаде. Большое участие в этом принял Полад Бюль Бюль оглы, который дружил с Вагифом. Полад муаллим был тогда министром культуры Азербайджана. Где-то в 1997 году, когда скончалась моя тетя, мама Вагифа, по ее завещанию ведение дел, связанных с наследием Вагифа Мустафазаде, было передано мне. В 2005 году я организовала здесь капитальный ремонт и реставрацию. Но обстановку мы сохранили ту же, что была и при жизни Вагифа.

- Не могли бы Вы поделиться воспоминаниями о Вагифе Мустафазаде как о человек и о брате?

- Вагиф был потрясающий, добрейшей души человек с большим чувством юмора. Вы знаете, мои воспоминания связаны с тем, когда вот в этой комнате, в которой мы сидим, накрывали столы, когда проходили какие-то семейные мероприятия, к примеру. Помню, жила здесь недалеко, в Ичери-шехер, одна душевнобольная женщина. Она очень любил Вагифа и всегда приходила в его дом. Он всегда сажал ее во главе стола. И когда у него с удивлением спрашивали, почему, он говорил: «Потому что она говорит, что должна сидеть во главе стола». Вот такой был человек Вагиф Мустафазаде, добрый, никого никогда не мог обидеть. В его доме всегда что-то происходило, всегда кипела жизнь. Музыканты репетировали, а на кухне Зивер ханум готовила кутабы. А Вагиф, пока каждого не накормит, не напоит чаем, из дома не выпустит. Как брат он был замечательный. Когда я выходила замуж, это я узнала уже после его смерти, он общался с моим будущим мужем. Он вызвал его на переговоры на бульвар и сказал: «Учти, это моя сестра». В нем было сильное мужское начало, на характер он был еще тот мужик. Музыканты вообще более спокойные и лояльные люди, а он был и взрывным, и с крутым характером.

Умер Вагиф Мустафазаде в 1979 году. За несколько дней до смерти он побывал в Москве, где давал концерт во дворце культуры «Заречье». Из Москвы он вылетел в Ташкент, где отыграл первое отделение, когда у него уже случился обширный инфаркт. Он вышел на сцену, ему было плохо. Ему посоветовали не продолжать концерт, но он сказал: «Нет, я должен отыграть второе отделение». И он отыграл его с обширным инфарктом. Потом ушел за кулисы, его тут же взяли в больницу, и в шесть утра Вагиф Мустафазаде скончался.

- Что для Вагифа Мустафазаде было самым главным в жизни?

- Конечно, музыка! Он всегда говорил: «Я люблю свой город, я люблю Ичери-шехер, я люблю Хэзэр и, конечно, маму». Он очень любил свою маму. Самым ценным для Вагифа были Родина, море, на котором он вырос, и мама…

- Как Вы считаете, сегодня джаз-мугам и наследие Вагифа Мустафазаде имеют своих последователей? Вообще, как сегодня в Азербайджане относятся к джазу, насколько он развит?

- Он развивается, потихоньку стал развиваться, правда, подобного Вагифу по силе исполнения человека - нет. Но я вижу, что сегодняшние наши музыканты подключают к джазу народные инструменты. И получается очень красивое сочетание.

- Можете назвать кого-то из них?

- Есть очень хороший музыкант, я даже называю его продолжателем дела Вагифа. Это Эмиль Мамедов, но сейчас его называют Эмиль Афрасияб.
Вообще, бакинцы джаз очень любят. В Баку ежегодно проводятся джазовые фестивали. А джаз-мугам народ особенно любит, поскольку он имеет национальный акцент. А в Москве проводился фестиваль памяти Вагифа Мустафазаде, так что наследие его поддерживается, память о нем живет в его музыке. Я издавала в Москве его альбомы, а сейчас его диски издаются здесь, в Баку. Музыка его пропагандируется. Помимо того что я являюсь директором его музея, я еще и директор Фонда имени Вагифа Мустафазаде, который я сама основала в 1997 году. Фонд занимается пропагандой музыкального наследия Вагифа и благотворительностью. В тот период, когда джаз только начал возрождаться, после всего того, что происходило в 1990-е годы, я помогала джазовым музыкантам, занималась продюсированием нашего бакинского джазмена Джамиля Амирова, покупала артистам инструменты, аппаратуру, которые тогда трудно было достать. Также наш Фонд занимается выявлением молодых талантов, при моем участии в качестве продюсера была создана группа «Севиль». Также мы постоянно участвуем в проведении джазовых фестивалей, организовываем вечеров памяти Вагифа Мустафазаде, отмечаем его дни рождения и годовщины смерти. В общем, храним о нем память.

- Каков, на Ваш взгляд, сегодня уровень музыкальной культуры в Азербайджане?

- Азербайджан славится талантливыми людьми. Я считаю, что сегодня музыкальная культура Азербайджана находится на высоком уровне. У нас есть хорошие музыканты. Мы гордимся нашей консерваторией – Азербайджанской музыкальной академией. Все это позволяет мне утверждать, что дело Вагифа Мустафазаде живет и, надеюсь, будет жить всегда.

Беседовала Анна УСАНОВА, спецкорр ИАП АzerRos, Баку - Москва

Музыка, которая никогда не умирает
Музыка, которая никогда не умирает
Музыка, которая никогда не умирает
Музыка, которая никогда не умирает
Музыка, которая никогда не умирает
Музыка, которая никогда не умирает
Музыка, которая никогда не умирает