Елена Малышева: Ведь сколько героев у кавказских народов!

Елена Малышева: Ведь сколько героев у кавказских народов! «Кавказ в планах нацистской Германии», с таким докладом в Институте всеобщей истории РАН выступила на Второй Международной научно-практической конференции, посвященной 70-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов «Общая Победа: история и память», Елена Михайловна Малышева - профессор кафедры Отечественной истории, историографии, теории и методологии истории Адыгейского госуниверситета, - доктор исторических наук, академик РАЕН, член Научного Совета по проблемам военной истории Президиума РАН, член Ассоциации историков Второй мировой войны.

Елена Михайловна поделилась с ИАП АЗЕРРОС планами нацисткой Германии в отношении Кавказа и его народов и высказала свое отношение к ревизионистам Второй Мировой войны.

Прежде всего, она отметила, что в мире существуют регионы, которые вызывают перманентный интерес континентальных держав. К ним, в том числе относятся Крым и Кавказ. Уже в течение 3-х столетий на этих территориях сталкиваются интересы крупнейших государств.

Гитлера же на Кавказе в первую очередь интересовала нефть и, конечно продовольствие. В то же время, по словам Е.Малышевой, Кавказ рассматривался и как геополитический коридор, через который можно было беспрепятственно дойти до берегов Индии. О значении захвата Кавказа говорят слова Гитлера: «…если я не получу нефть Майкопа и Грозного, я должен покончить с этой войной…». Итак, главный геостратегический интерес гитлеровской Германии на Кавказе – это нефть.

При этом, подчеркнула Е.Малышева, Гитлер планировал вкладывать как можно меньше средств в оккупацию Кавказа, он хотел обрести его путём привлечения народов к сотрудничеству психологическими средствами.

Елена Малышева: Ведь сколько героев у кавказских народов!Фото: Памятник-музей «Дот» защитникам перевалов Кавказа в годы Великой Отечественной войны

Для этого была разработана так называемая «Восточная политика», которую планировалось проводить для кавказско-тюркского населения Кавказа.
И, соответственно, была проведена большая аналитическая работа, к которой Третий рейх привлек идеологов, стратегов, культурологов, историков, этнологов. Была собрана обширная информации о Кавказе, о всех кавказских этносах. К сотрудничеству также были приглашены и представители первой волны эмиграции из советской России. Использовались документы дипломатических германских служб на территории СССР, донесения внешней разведки Абвер-2. Кстати, как заметила Е.Малышева, она работала очень четко. В первый же день войны по наводке Абвера-2 было уничтожено 900 самолетов.

Таким образом, были собраны сведения о народах Кавказа: особенности их быта, менталитета, традиций, и была подготовлена памятка для немецких солдат об отношении к кавказским народам. «Памятка эта была обнаружена мною в центре хранения историко-документальных коллекций (ЦХДИК) в Москве, когда я еще училась в аспирантуре», − заметила Е.Малышева. Там, в частности было сказано, что кавказцы особенно ревностно охраняют честь женщины, уважают старших, что они чрезвычайно свободолюбивы, гостеприимны, отличаются страстью к оружию. Кинжал, который носит за пазухой кавказец, для него священен, поэтому отнимать такое оружие не рекомендовалось. И в противовес советской атеистической пропаганде, немцы везде открывали мечети, церкви.

Генерал фон Макензен, командующий танковой дивизией вермахта на Кавказе, даже принял ислам, конечно же, фарисейски, отметила Е.Малышева, чтобы привлечь на свою сторону местное население.

«Вначале, − ссылаясь на записи немецких и советских аналитиков, сказала профессор, − в первые недели оккупации политика немцев была сдержанная, доброжелательная, даже дружественная. В ответ они надеялись на тотальное сотрудничество местных жителей с ними, но ошиблись».

«За тысячелетия на обширных территориях, образовывавших российскую государственность, формировалось массовое общественное сознание россиян с глубочайшей пассионарностью, опорой на особенности российского менталитета, вобравшего в себя специфику многовекового сожительства в одном формирующемся государственном пространстве 130 различных наций и народностей. И к середине ХХ века в основе этого менталитета было чувство солидарности и отсутствие розни на этнической почве», - отметила Елена Михайловна.

По ее словам, этот очевидный факт, проявивший себя в экстремальных условиях Великой Отечественной войны стал одним из источников Победы. И соответственно, политическое руководство нацистской Германии ошибалось, полагая, что союз народов СССР – это колосс на глиняных ногах.

«Осмысление этого тезиса помогает более глубоко раскрыть такую сложную проблему, как социальные отношения в годы войны, взаимозависимость психологии масс и конкретной административно-государственной политики структур власти.

«Представления политического и военного истеблишмента нацистской Германии накануне Второй мировой войны о тюркских, восточных народах СССР, в том числе о северокавказских этносах, легло в основу специально разработанной германской национальной политики на Кавказе, которая готовилась заблаговременно и укладывалась в русло разработанной накануне вторжения в СССР «Восточной политики», планировавшейся к осуществлению на оккупированной территории СССР Северного Кавказа», - сказала Малышева.

Профессор отметила, что специалисты по Кавказу, состоявшие в штатах идеологических ведомств и структур фашистской Германии, для тщательного изучения истории, традиций, обы¬чаев, культуры и менталитета кавказцев использовали все доступные источники получения информации. В библиотеках Германии были выявлены книги и журналы, в которых содержались сведения о Кавказе, традициях, культуре, обычаях, особенностях быта его народов. К сбору информации привлекались российской эмигранты, уроженцы Кавказа. Интерес аналитиков вызывали также впечатления немецких граждан, побывавших на Кавказе в качестве туристов, бизнесменов, дипломатов и т.д, также использовались материалы советской прессы, СМИ, газеты и журналы. Эксперты изучали и оперативную информа-цию пропагандистских служб Германии, службы внешней разведки - Абвера и других разве¬дывательных ведомств, прорабатывали книги и справочники германского посольства в Москве.

Совокупность всех этих материалов, по словам Малышевой, позволила нацистским идеологам составить представление о менталитете народов Кавказа, об их политических настроениях, традициях и особенностях развития. Она отметила, что аналитическая информация в ряде случаев была искаженной, порой прими¬тивной, далёкой от действительности. При анализе ситуации на Кавказе, немцы использовали такие названия кавказцев как: «туземцы», «племена», «магометане» и т.д. Осетин в связи с их малочисленностью (около 50 тысяч человек), по мнению немцев никакой роли в политическом отношении не играют. Немецкие аналитики, основательно изучив Кавказ и его народы, пришли к выводу: «Кавказец хочет, чтобы на него смотрели как на европейца и обращались как с культурным человеком». В сложившихся представлениях немцев, кавказцам свойственны такие черты, как свободолюбие и воспитанность, независимость и гордость, уважение старости и гостеприимство. Одновременно отмечалась склонность к хвастовству и скрытность.
Причём, по мнению немецких экспертов, представитель кавказских народностей «хитёр, всегда интеллигентнее русского и украинца и отличается большей сообразительностью». Из этих последних характеристик следовал достаточно неожиданный вывод «ОСТЕРЕГАТЬСЯ ШПИОНАЖА».

Елена Малышева привела выдержки из Памятки для солдат и офицеров вермахта об обращении с кавказцами: «…Он обладает такими качествами, которых никогда не было у русских крестьян. Кавказские народы не знали крепостного права, население всегда было свобод¬ным. Тридцатилетняя борьба кавказского героя Шамиля за свободу (он чеченец из Дагестана) хранится в памяти народов Северного Кавказа. Учитывая сепара¬тистские настроения кавказцев, нужно проводить пропаганду среди них осто¬рожно и умело. Нельзя открыто отдавать предпочтение какому-то одному пле¬мени».

Считая, что на Кавказе проживало 48 народов, немецкие пропагандистские службы и их идеологи делали вывод: это означает существование с самого начала 48 различных разногласий. Поэтому данный факт необходимо учиты¬вать в пропагандистской работе, «ибо очень трудно добиться единства этих племен».

Командование немецкой группы армий «А» планировавшее надолго закрепиться на Кавказе, со своей стороны предостерегало оккупационные власти от жесткого обращения с кавказским населением.

Ещё до начала войны, рисуя в своих планах радужную картину освоения природных богатств Северного Кавказа, немецкие аналитики делали ставку на межнациональную конфронтацию, разрушение дружбы между русскими и нерусскими народами, надеялись на беспрепятственное установление своего господства в оккупированных регионах.

«В их планы входила задача расколоть советское общество, противопоставить народы друг другу на основе жесткой конкурентной борьбы за выживание. Нацисты рассчитывали на оппозицию советской власти и нелояльность народов, населявших Кавказ, к государственной политике СССР, на межнациональную и классовую рознь. Этими расчетами объяснялись первоначальная попытка оккупантов заигрывать с народами Северного Кавказа. Неудивительным, в связи с этим, является тот факт, что при завоевании южных регионов Советского Союза действия не¬мецкой армии по отношению к кавказским этносам были в начальные недели оккупации осторожно сдержанными, даже доброжелательными. Кавказцы, по ожиданию нацистских экспертов, в ответ на такую ситуацию, должны были перейти к тотальному сотрудничеству с германскими властями. Ожидания оказались не осуществлёнными», - подчеркнула Елена Михайловна.

В то же время профессор отметила, что историческая правда требует, чтобы были признаны факты, подтверждающие, что коллаборационизм имел место на всех без исключения оккупированных территориях. Но тотального сотрудничества фашисты не добились, в том числе и на Кавказе. Только за 5 месяцев битвы за этот непокорный регион вермахт потерял 100 тысяч человек.

Говоря о том, что помешало гитлеровцам захватить Кавказ, Елена Михайловна заметила, что Кавказ был частью России. И интеграция Кавказа в ее состав длилась в течение 3-х столетий. Причем, процесс этот шел различными путями и мирными и завоевательными. Достаточно вспомнить амбиции Российской империи. В то же время известны обращения к русскому царю от народов Кавказа с просьбой о включении их в состав России. Это было продиктовано стремлением избавиться от угрозы другого владычества со стороны национальных элит Кавказа или избежать протектората другой страны, например, Турции, или Англии, которая стремилась на Кавказ к источникам нефти.

Позже государственная политика советской России уже декларировала патриотизм, интернационализм, дружбу народов. И, таким образом, на Кавказе появился новый менталитет, когда конфронтация между народами была нивелирована, и возник этноним советский народ. Поэтому Кавказ помогал фронту, поэтому на Кавказе действовало 250 партизанских отрядов, подпольные обкомы и т.д.

В результате немцам был нанесен колоссальный урон. И они, встретив сопротивление, перешли от доброжелательного отношения к жесткому. В качестве примера Е.Малышева привела Адыгею, на территории которой было 9 партизанских отрядов.

А.Розенберг, один из идеологов нацизма, за месяц до войны докладывал Гитлеру, что СССР – это конгломерат наций, который может и должен быть разрушен. И они полагали, раз на Кавказе проживает 48 наций, то, соответственно, может возникнуть 48 конфликтов.

Из этого уровня понимания следовали и конкретные рекомендации по налаживанию с кавказскими горцами доверительных взаимоотношений. «На юге… использовать в наших интересах возможное наличие противоречий между украинцами и великороссами... На Кавказе ...между туземцами - грузинами, армянами, татарами - и русскими..., - в прибалтийских странах использовать в интересах Германии противоречия между литовцами, эстонцами, латышами и русскими - гласила одна из директив, адресованных оккупационным частям. В своей речи «О политических целях Германии в войне против Советского Союза и планах его расчленения» Альфред Розенберг 20 июня 1941 г. заявил в Берлине: «…Задачи нашей политики… органически выкроить из огромной территории Советского Союза государственные образования и восстановить их против Москвы, освободив тем самым Германскую империю на будущие века от восточной угрозы. Четыре больших блока должны будут оградить нас и одновременно продвинуть далеко на восток границы Европы:
1) Великая Финляндия;
2) Прибалтика;
3) Украина;
4) Кавказ. …Южные области и Северный Кавказ должны будут послужить компенсацией в деле обеспечения продовольствием германского народа. Мы не берем на себя никакого обязательства, чтобы кормить русский народ продуктами из этих областей изобилия».

Затрагивая тему ревизионизма результатов Второй мировой войны, Е.Малышева заметила, что ей представляется абсолютно несостоятельной попытка пересмотреть итоги Нюрнбергского трибунала. Тем более что ревизионизм в европейской историографии не доминирует. Об этом больше говорится в СМИ, а в среде серьезного научного истэблишмента огульного отрицания нет.

Попытка поставить знак равенства между Гитлером и Сталиным, нацистской Германией и СССР, это, по мнению Е.Малышевой, все равно, что поставить на одну доску преступника и жертву.

Гитлеровская агрессия была спланированной, она шла в русле общей политики Германии − «Германия превыше всего». Ревизионисты же сегодня пытаются, в том числе сравнивать нацистские концлагеря с ГУЛагом.

Но нацистские лагеря, по мнению Елены Михайловны, это была абсолютно другая система, система, от которой пострадало и германское общество. Ведь Гитлер проводил идею о высшей арийской расе, как об особенной. Немецкий ученый Альбрехт Буш написал книгу «Ложный путь одной нации», в которой отметил, что в центральной Европе смешалось множество народов, и образовался так называемый коктейль крови. Германская нация, бесспорно, гениальная, как и многие другие, но в ней смешалось множество различных кровей. Поэтому, с точки зрения Е.Малышевой, не стоит говорить о чистоте арийской крови.

Продолжая сравнение между фашистской Германией и СССР, профессор заметила, что нельзя ставить знак равенства между политикой пролетарского интернационализма и политикой «Германия превыше всего» − это две разные политики и, соответственно, у них разные цели.

Советский Союз вел народную, священную войну. И как таковую ее восприняли и кавказские народы. Идеологически противопоставляя фашистскую Германию СССР, советская пропаганда вызывала ненависть к врагу. В качестве примера Е.Малышева привела цитату из пропагандистской статьи И.Эренбурга «Убей немца»: «Если ты не убил за день хотя бы одного немца, твой день пропал… Убей немца! - это просит старуха-мать. Убей немца! - это молит тебя дитя. Убей немца! - это кричит родная земля. Не промахнись. Не пропусти. Убей!»

Но самыми вескими аргументами против фашистов, по мнению Елены Михайловны, были сожженные деревни и города, виселицы и концлагеря, угон советских граждан в Германию. Только с оккупированных территорий Северного Кавказа на работу в Германию было отправлено 190 тыс.человек.

Любовь к Отечеству, желание защитить родную землю поставило народы Кавказа в общий строй народов СССР. Говоря о том, как они воевали, Елена Михайловна отметила значительное количество Героев Советского Союза у всех народов СССР, в том числе и у сынов Кавказа.

«Основная тяжесть борьбы и решающий вклад в Победу над нацистской Германией по праву принадлежат советскому многонациональному народу, всем без исключения народам Кавказа, в том числе и чеченскому народу, проявившим феномен социальной консолидации, духовные и нравственные приоритеты, выдержку, мужество, стойкость и беспримерный героизм», - сказала в заключение Елена Малышева.

Мехрибан САДЫГОВА