Мумии Сицилии и их экстраординарный куратор

Мумии Сицилии и их экстраординарный кураторЕсть под солнечным небом далёкой Сицилии, в городе Палермо, известном своей исторической самобытностью, печальный и загадочный музей. Его «экспонаты» шокируют и одновременно настраивают сознание зрителя на философский лад… Подземный «Город мёртвых», или Катакомбы капуцинов – наиболее известный в мире погребальный комплекс такого рода — в числе прочих экзотических достопримечательностей этого итальянского острова. Вот уже сотни лет это мрачное подземелье влечёт путешественников своей жутковатой таинственностью, заставляя сердца входящих в него то учащённо стучать от ужаса, вызванного наглядной бренностью человеческого тела, то – щемить от искреннего сострадания к ушедшим людям былых эпох, обретшим здесь свой последний приют…

«Во власти жадного Времени…»

В Катакомбах капуцинов можно встретить множество туристов из разных уголков планеты. Этот необычный некрополь в Палермо был устроен в 16 веке, а последнее захоронение в нём было произведено в начале 20 века. Мумифицированные тела умерших, размещённые в специальных нишах как в горизонтальном, так и в вертикальном положениях, на протяжении столетий сохранялись здесь как естественным способом (посредством оптимальных климатических условий, способствующих высыханию), так и (позже) путём бальзамирования с помощью консервирующих химикатов.

Это мрачное таинственное место не раз упоминали в литературных произведениях европейские авторы. В частности – Александр Дюма, который был изумлен таким способом почтения памяти мёртвых и задавался вопросом, «является ли этот способ сохранения своих близких кощунственным или же — святым».

В Средневековье монахи-капуцины создавали в Палермо захоронение, первично предназначавшееся исключительно для религиозных целей. Со временем некрополь перестал быть только пристанищем для духовенства и дворянства, и тут начали хоронить представителей среднего класса, желавших узаконить свой социальный статус посредством достойного захоронения. Среди тех, кто обрёл вечный покой в Палермском «городе мёртвых», оказались: артист Николо Тофано, пианист Джованни ди Прима, продавец книг Натале Биондо, торговец Паоло Мальтезе, шляпник Джованни Раппа и другие…

Рядом с кладбищем находится монастырь, некогда известный большим количеством послушников, а также производством шерсти. Там до сих пор живут монахи. Не секрет, что это необычное место в последние годы обрело новую популярность, в том числе и у российских туристов. Закономерно, что с Палермскими катакомбами связано множество исторических легенд — захватывающих, трогательных и пугающих…

В общей сложности в Катакомбах капуцинов описанным выше нетипичным способом было захоронено около 2000 останков людей разных эпох и различных социальных классов.

Для чего же сицилийцы так поступали с усопшими?

Осознавая недостижимость физического бессмертия, люди в меру возможностей старались противостоять власти всепоглощающего стремительного Времени.

Конечно, для большинства современных европейцев практика мумифицирования тел видится пугающим элементом, чуждым христианской культуре и свойственным в большей мере Древнему Египту. Однако, это не совсем так: представление об ином мире побуждало людей оценивать человеческую плоть как вместилище вечной души – временное, но искусно и мудро устроенное Создателем, а значит — требующее уважительного отношения. Традиция сбережения человеческих останков в католической стране была связана прежде всего с верой в ожидаемое всеобщее воскресение умерших и обоснована наивным желанием верующих «помочь Господу» упростить задачу воскрешения в урочный час, сохранив бренную плоть максимально возможным образом…

«Ведь они жили и любили, как мы…»

Разносторонние аспекты этой своеобразной традиции изучает всемирно известный сицилийский учёный Дарио Пьомбино-Маскали — доктор физической антропологии, биоархеолог, исследователь Национального Географического общества, научный куратор Палермских катакомб, почётный инспектор по культурному наследию Сицилии; старший научный сотрудник по биологической антропологии Вильнюсского Университета (Литва). Также Дарио – профессиональный гид и писатель, автор новой книги-путеводителя «Le catacombe dei Cappuccini» («Катакомбы капуцинов»). Эта книга — итог его научных изысканий, подчёркивающий историческое значение практики мумификации. Книга — на итальянском языке, однако издателями рассматривается выпуск и в переводах. Наглядность иллюстраций информативна даже для тех, кто не владеет итальянским языком. Но конечно, вид истлевших людских останков — зрелище не для слабонервных… Настраивает на философскую ноту иллюстрирующий вступление к путеводителю старинный графический символ скоротечности бытия – песочные часы с крыльями, словно уносящими читателя в эпоху туманного Средневековья.

Автор «ведёт» читателя по мрачным уголкам катакомб, демонстрируя любопытные, трогательные или страшноватые детали, связанные с историями жизни и смерти «обитателей» погребального комплекса. Создается яркое впечатление, что с каждым из них Дарио знаком лично. Он и сам так говорит: «Я отношусь к ним, как к моим знакомым. Ведь они жили и любили, как мы…».

Легенды мрачного подземелья

Вот — несколько кратких фрагментов текста этого необычного путеводителя, написанного доктором Пьомбино-Маскали (автор перевода с итальянского – Мария Яшина):

«…Катакомбы капуцинов — это наиболее загадочное и посещаемое место на Сицилии, и сегодня они остались такими же, как и первые крипты христиан, разбросанных по всему острову. «Лабиринты мертвых» часто упоминались в литературе 18 века из-за их таинственности и отпечатка мистики…

…В 1647 году во время засухи была описана одна из таких ситуаций. Говорится, что глубокой ночью была замечена процессия из 40 капуцинов c крестом в руках. Они пели молитвы смиренным голосом, идя к собору, в котором поклонились перед Святым Франциском, Девой Марией и Святой Розалией, воспевая несчастных. После этого начался сильный дождь, который вызвал изумление. В этой темной крипте души некоторых монахов – Урбано да Монреале, Онорио да Палермо и Алессио да Каккамо – явились впоследствии Святому Бернарду, убеждая его в том, что, благодаря его молитвам, он попадет в рай…»

***
«…В самом первом коридоре, помимо капуцинов, есть и другие тела, освещаемые светом из окна. Они лежат на деревянных полках словно книги, или же помещены в ниши, устроенные в стенах. Тут есть останки знатных дам, которые были переданы сюда по приказу, отданному ими еще при жизни. На стенах повсюду встречаются таблички о бренности и быстротечности жизни. Тексты не могут оставить равнодушными тех, кто читает их. К тому же, там описывается и процесс подготовки к захоронению… Около 1732 года священник Монджиторе описал этот процесс. Число капуцинов, которые отличились при жизни и были увековечены после смерти, увеличивалось в геометрической прогрессии…

Здесь, среди захоронений и частных часовен, своё наследие оставили такие скульпторы, как Бенедетто де Лизи и Джованни Фиорентино, архитекторы Эрнесто Базиле, Франческо Паоло Ривас и Антонио Дзанка. Под шелестом кипарисов и постоянным щебетом цикад покоятся писатель Джузеппе Томазиди Лампедуза вместе с женой, баронессой и психологом латвийского происхождения Александрой Борисовной фон Вольф; видный деятель профсоюза Пио ла Торр, судья Пьетро Скалионе, и тот и другой ставшие жертвами мафии; художница Лиа Паскуалино Ното…»
***

Персона необычного учёного

Примечательно то, что именно популярность оригинальной персоны научного куратора этого печального и загадочного музея — Дарио Пьомбино-Маскали, ставшего героем многочисленных телепередач в последние годы дополнительно повысила интерес к Катакомбам капуцинов. Не будет преувеличением суждение, что этот знаменитый антрополог и сам уже стал живым научным достоянием Сицилии. Он признан крупнейшим современным исследователем в области изучения мумий и стал первым, кто всерьёз озадачился научной необходимостью всестороннего изучения останков людей прошлых эпох — не только с точки зрения биомедицины, но и сточки зрения археологии, антропологии и этнографии. Прославила доктора Пьомбино-Маскали его тщательная работа по изучению феномена безупречной сохранности главного печального и трогательного «экспоната» этого грустного музея — знаменитой двухлетней Розалии Ломбардо, прозванной «Спящей красавицей» Палермо. Искусно забальзамированное тело маленькой девочки, умершей от пневмонии в 1920 году, долго служившее источником всевозможных псевдонаучных теорий и легенд, стало в 2008 году главным объектом научного интереса Дарио Пьомбино-Маскали. Детальное изучение им этой темы и точное установление уникальной формулы бальзамирующего раствора, примененного в 1920 году сицилийским химиком Альфредо Салафией для увековечивания облика девочки Розалии, прославило молодого исследователя в мировых научных кругах. Именно доктору Пьомбино-Маскали удалось убедительно развеять всю мистику и научно обосновать подлинную причину безупречной сохранности облика «столетней малютки».

Но всё это было лишь началом успешного пути учёного. На сегодня за плечами доктора Пьомбино-Маскали – множество глубоких научных исследований, проведённых в самых разных точках планеты.

В настоящее время Дарио трудится на кафедре анатомии и гистологии Вильнюсского университета, продолжает изучать захоронения 19 века в крипте Костёла Святого Духа, расположенного рядом с университетом. Но параллельно он остается директором проекта «Мумии Сицилии».

Биоархеолог, путешественник и… пианист

Доктора Пьомбино-Маскали отличает приверженность аккуратности во всём, пристальное внимание к деталям и бережное отношение к столь специфическому предмету изучения. Моральное кредо Дарио состоит в том, что человек даже по завершении своего земного бытия остаётся человеком и, соответственно, заслуживает уважения. Поэтому он никогда не позволяет себе цинизма в отношении своих объектов исследования и в работе избегает лишнего «травмирования» останков.

Дарио демократичен в общении и разносторонне талантлив. Он не только авторитетный профессионал в области антропологии, но и — истинно творческая личность, ценитель искусств; кроме прочего, доктор профессионально изучал музыку по классу «классическое фортепиано».

Иными словами, перед нами — многогранная и нетривиальная личность.

Предлагаем вашему вниманию интервью с Дарио Пьомбино-Маскали, который любезно согласился ответить на вопросы нашего корреспондента.

***

С Дарио-Пьомбино — о мрачных склепах и светлых мечтах

— Уважаемый Дарио, Вы познаёте прошлое «изнутри» и делитесь его тайнами с современниками… Но как бы Вы сами определили своё главное назначение?

Дарио Пьомбино-Маскали: — Ещё во время моей учёбы в Пизанском университете на курсе антропологии я осознал, что останки людей изучать так же интересно, как археологические артефакты или произведения искусства. Думаю, моя профессиональная задача состоит в том, чтобы увидеть те моменты жизни людей былого, которые скрыты от представителей других наук. В этом и состоит важность изучения человеческих останков.

— А чем, на Ваш взгляд, наши предки из разных эпох «изнутри» сильнее всего отличаются от наших современников, а какие свойства сближают нас с ними?

Дарио Пьомбино-Маскали: — Большого разнообразия в изучаемых нами останках нет, поэтому мне сложно делать однозначный общий вывод. Ну а в частности, я обнаружил некоторые условия, указывающие на богатый образ жизни многих из тех давно умерших людей, чьи тела мне довелось исследовать: мы выявили признаки атеросклероза, подагры и так называемой болезни Форестье. Например, мумии аристократов, церковников и горожан среднего класса из Савоки «говорят» о том, что в своё время эти люди жили весьма комфортно. Об этом «рассказывают» и подагра, и холестериновые бляшки, и другие медицинские признаки, свидетельствующие о том, что в давние времена люди ели много жареного жирного мяса… Также нами выявлялись туберкулез и оспа. Удивляет тот факт, что смертность в раннем возрасте воспринималась людьми прошлых времён как обычное явление, что весьма грустно…

— За последние годы Вы тщательно изучили мумии Палермо. Какую самую интересную информацию об объектах ваших исследований вы включили в Вашу новую книгу?

Д.П-М.: — Думаю, что наиболее интересными фактами являются такие результаты медицинских исследований, как обнаружение случаев синдрома Марфана и синдрома Робинова, которые мы нашли при работе с нашими объектами исследования. А также — изучение многих данных, восстановленных из оригинальных архивов монахов-капуцинов.

— Вам доводилось исследовать в том числе и останки людей, признанных католической церковью святыми. Как думаете, сможет ли наука найти компромисс с верой в сверхъестественные явления? Встречалось ли вам в практике нечто необъяснимое?

Д.П-М.: — Скажу так: я — просто наблюдатель, и мне не нужны объяснения всего, что находится за пределами этого мира. Это оставляет немного тайны, что всегда завораживает. Но в моей личной практике необъяснимых явлений я пока не встречал.

— А какой из исследуемых лично Вами объектов был самым древним?

Д.П-М.: — Это известный «ледяной человек Эци» из Южного Тироля, мумия человека возрастом более пяти тысяч лет. Однако Эци не являлся главным предметом моего научного интереса. Моя причастность к работе с ним ограничилась исследованием некоторых сканов компьютерной томографии этой мумии.

— Многие люди боятся вида человеческих останков, что объяснимо. А какие вещи в мире способны реально напугать Вас – истинного «друга мёртвых»? Что самое страшное для Вас, что беспокоит в современном мире?

Д.П-М.: — Меня пугают алчность, зло, коррупция и эгоизм. Это самые ужасные вещи на земле, но, к счастью, мы можем вести с ними борьбу. Мое беспокойство вызывают войны и ненависть. Мир мог бы быть таким прекрасным местом, если бы мы сумели жить без войн!..

— Вы уже достигли апогея научного успеха. К какой цели стремитесь теперь? И какова Ваша заветная мечта?

Д.П-М.: — Я стремлюсь сделать мой родной остров Сицилию лучше. И надеюсь, что мне удастся это. Что касается мечты, мне хотелось бы больше путешествовать по планете и посвятить себя распространению идей мира, красоты и доброты.

— Кому Вы посвящаете Ваши успехи?

Д.П-М.: — Моим профессиональным наставником был профессор Артур Ауфдерхайде, ныне ушедший… Он являлся самым выдающимся специалистом по мумиям среди исследователей второй половины 20 века. Он был большим другом, увлечённым учёным и джентльменом. Я многим ему обязан, и меня всегда вдохновляет его опыт.

— Вы работаете в Литве уже несколько лет. Планируете ли в будущем написать книгу о результатах исследований вильнюсских мумий?

Д.П-М.: — Да, и я уже собираю материалы для публикации. Знаю, что это поможет моим литовским друзьям, сделает их деятельность более известной.

— Вы успешно совмещаете научную и литературную деятельность. Это единство видится органичным и неразрывным, как и связь разных наук…

Д.П-М.: — История, археология и литература давно служат помощниками антропологии. Естественные и гуманитарные науки в созидательном союзе друг с другом полнее способствуют пониманию прошлого нашей цивилизации.

— А какие книги любите читать?

Д.П-М.:— Очень люблю читать об искусстве и архитектуре. Перечитываю и произведения итальянских авторов 20 века. У них ещё так много можно узнать… Особенно — о трагедиях, вызванных войнами и политикой…

— Что такое настоящее счастье, на ваш взгляд?

Д.П-М.: — Я думаю, что подлинное счастье — это когда вы искренне радуетесь тому, что делаете каждый день.

— Вы не только известный учёный и писатель, но и одарённый пианист. Не жалеете, что оставили музыкальную карьеру?

Д.П-М.: — Да, но сейчас я пытаюсь вернуться к этому занятию в свободное время. У меня ещё есть надежда на восстановление.

— Такое сочетание разных видов деятельности весьма необычно! Дарио, а музыка каких композиторов особо любима Вами?

Д.П-М.:— Мне очень нравится Дебюсси. Он определенно мой любимый композитор. Произведения Шопена, Брамса и Шуберта — тоже в моем списке предпочтений. Мне близко творчество и русских авторов – например, Мусоргского. Это так вдохновляет!

— Вы любите далёкие путешествия. А какие страны и традиции произвели на Вас самое яркое впечатление?

Д.П-М.: — Мне очень понравились северные страны, Восточная Европа, Украина и Россия. Я нашел там много хороших людей…

— Мы знаем, что Вы уже однажды побывали в нашей стране. Какие города вас впечатлили? Планируете ли еще приехать к нам?

Д.П-М.: — Я полюбил Москву и Санкт-Петербург, я чувствовал там себя так, будто был внутри русского классического романа 19-го века. Эти города являются уникальным наследием, и я надеюсь, что смогу побывать а них снова в ближайшее время. И к слову, мне было бы интересно посетить Мавзолей Ленина.

— Каковы Ваши ближайшие планы?

Д.П-М.:— Планирую подробно изучать мумии Востока.

— Что пожелаете нашим читателям?

Д.П-М.:— Желаю им всегда сохранять любознательность для изучения всего интересного, новых мест и новых стран. Знания и опыт бесценны!

Беседовала Елена МОРОЗ
Фотографии предоставлены Д.Пьомбино-Маскали


Мумии Сицилии и их экстраординарный куратор
Мумии Сицилии и их экстраординарный куратор
Мумии Сицилии и их экстраординарный куратор
Мумии Сицилии и их экстраординарный куратор
Мумии Сицилии и их экстраординарный куратор
Мумии Сицилии и их экстраординарный куратор
Мумии Сицилии и их экстраординарный куратор
Мумии Сицилии и их экстраординарный куратор
Мумии Сицилии и их экстраординарный куратор