ПОЧЕМУ ПОЛИТИКАНЫ МОГУТ ОСКОРБЛЯТЬ НАРОДЫ?

ПОЧЕМУ ПОЛИТИКАНЫ МОГУТ ОСКОРБЛЯТЬ НАРОДЫ?Россия нуждается в законодательной защите национального достоинства граждан и населяющих ее народов

Недавнее скандальное выступление Владимира Соловьева в прямом эфире радиостанции «Вести.FM», котором он обрушился с брутальной эскападой в отношении «черных ястребов», «понаехавших в Россию», подразумевая под ними, в первую очередь, выходцев из Азербайджана, а также представителей других кавказских народов в очередной раз подняло вопрос о необходимости наличия мер законодательного противодействия такого рода публичным высказываниям. Данное выступление можно было бы проигнорировать как единичное, если бы оно было таковым. Однако в своих высказываниях, произнесенных в прямом эфире государственного радио, Владимир Соловьев был не одинок. По сути, он пропел свое соло, как говориться, «с чужого листа», поскольку до него аналогичными мыслями в отношении азербайджанского народа публично поделился в агитационной брошюре ЛДПР «Последний бросок на Юг» лидер этой партии Владимир Жириновский. Печатные высказывания Владимира Жириновского пару лет назад стали предметом судебного преследования со стороны Федеральной национально-культурной автономии азербайджанцев России, но несовершенство отечественного законодательства позволило этому экстравагантному политику тогда «выйти сухим из воды», хотя и вынудило его извиниться перед азербайджанцами… А сколько фактов подобных высказываний, правда, не получивших широкой общественной огласки и резонанса, можно встретить на более низком, «местном» уровне?

Сама возможность появления в отечественных СМИ публичных высказываний отдельных неуравновешенных политиков и политиканствующих журналистов, безнаказанно оскорбляющих целые народы, населяющие Россию, неспособность государства и общества привлечь их за это к ответу на основании нормы закона наглядно свидетельствуют, я бы даже сказал – вопиют, о наличии в российском законодательстве не просто лакуны, а целой «черной дыры», позволяющей маскировать экстремизм под эмоциональную экспрессию. Объяснить на бытовом уровне, в чем заключается суть проблемы, можно на таком примере. Можно публично назвать человека «вором» или, извините, «козлом», и он имеет реально гарантированную законом возможность обратиться с иском в суд о защите своей чести, достоинства или деловой репутации в соответствии со ст. 152 Гражданского кодекса РФ. Можно в средствах массовой информации назвать какую-либо фирму «мошенниками», и ее юристы непременно подадут в суд иск о защите деловой репутации компании и выиграют дело, если ответчик не представит доказательств мотивированности своего словесного пассажа. Но когда целый народ огульно называют «мерзавцами» (абсолютно не важно, кого именно – русских, евреев, татар, азербайджанцев), то избежать ответственности за это проще простого. Да и не будет никакой ответственности за это в принципе, поскольку в России нет ни одной законодательной нормы, защищающей национальное достоинство населяющих ее народов.

Причин этому несколько. Во-первых, согласно преамбуле Конституции РФ у нас в стране есть только один народ – «многонациональный народ Российской Федерации», остальные же являются, мягко скажем, эфемерными. Действительно, в тексте высшего закона России понятие «народ» встречается еще трижды: во все той же преамбуле, когда говорится об «общепризнанных принципах равноправия и самоопределения народов», в ч. 3 ст. 68, в которой «Российская Федерация гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития», и в ст. 69, согласно которой государство «гарантирует права коренных малочисленных народов…». При этом нет ни одного упоминания о том, что следует считать «народом России» или «коренным малочисленными народом». На практике это означает, что народы России и иные этническое общности, населяющие ее, субъектами правоотношений не являются. Их как бы не существует. А поскольку их формально не существует, то никто не может выступить от имени народа в защиту его национального достоинства. Дескать, нельзя защищать то, чего нет. Все это создает ситуацию правовой безнаказанности, в которой авторы эпитетов «русские свиньи», «азербайджанские черные ястребы» или «чеченские живодеры» не могут быть привлечены к ответственности в судебном порядке. А в итоге градус ксенофобии и социально-национальной напряженности в российском обществе все увеличивается, особенно в случаях, когда с помощью подобных эпитетов политиканами накануне выборов завоевывается дешевая электоральная популярность.

Во-вторых, поскольку с формально-правовой точки зрения народ не является коллективным субъектом права, ни один гражданин не может выступить в защиту своего народа и призвать ксенофоба к судебной ответственности за оскорбление национального достоинства. Объясняется это тем, что оскорбительное высказывание не было адресовано или не называло персонально его (например, Иванов Иван Иванович или Магомедов Магомед Магомедович). На деле это означает, что один человек не может говорить от имени всего народа, даже если при этом страдает его личное достоинство и чувство национальной гордости. И даже если он все-таки обращается в суд, то для суда он должен предоставить объективные доказательства, что он по жизни не является «русским свиньей», «азербайджанским черным ястребом» или «чеченским живодером», хотя и считает себя представителем одной с ними национальности. Иными словами, каждый человек, уважающий свое национальное достоинство и готовый защищать его в суде от нападок ксенофобов, изначально поставлен в условия, когда он вынужден доказывать, что он «не верблюд».

Такое положение дел явно противоречит конституционному принципу формально-правового равенства перед законом и судом, установленным ч. 1 ст. 19 Конституции РФ. Фактически, в нашей стране лицо, оскорбляющее национальное достоинство неопределенного круга лиц и даже целый народ или народы, находится перед законом в более благоприятных условиях, чем его жертвы, морально пострадавшие от ксенофобских высказываний. Складывается впечатление, что в России национальное достоинство человека или его народа не является таким уж важным нематериальным благом, раз государство за свою почти 20-летнюю историю не создало реальных юридических механизмов его защиты.

Привлечение ксенофоба к уголовной ответственности за разжигание межнациональной розни или экстремизм сегодня реально также не представляется возможным. Дело совсем не в том, что сотрудники правоохранительных органов в душе разделяют идейные взгляды ксенофобствующих политиканов (хотя этот фактор также не следует сбрасывать со счетов). Дело совсем в другом: оскорбление национального достоинства по букве закона отличается от экстремизма тем, что не содержит призыва к активным действиям. Разницу можно показать на таком примере: высказывание «русская свинья» – это пока еще оскорбление, а призыв «бей русских свиней» – это уже экстремизм. Политиканствующие журналисты, не имеющие в отличие от политиков депутатского иммунитета, эту разницу хорошо усвоили и не позволяют себе переступить тонкую грань, отделяющую безнаказанное антиобщественное действие от уголовно наказуемого деяния, предоставляя обществу возможность утирать слезы обиды.

Итак, получается, что наказать ксенофоба путем привлечения к уголовной ответственности не всегда возможно. Особенно ксенофоба умного, расчетливого и циничного, знающего где проходит эта грань и умеющего вовремя остановиться. Привлечь такого человека к административно-правовой ответственности, проще говоря, – оштрафовать его, невозможно в принципе, так как в Кодексе об административных правонарушениях такого состава вообще нет. Малую надежду на получение сатисфакции дает ст. 152 ГК РФ, предоставляющая возможность гражданам в судебном порядке привлечь ксенофобов к материальной ответственности за оскорбление чести и достоинства. Чем некоторые люди и пытаются воспользоваться, но пока безуспешно… Хотя наказание рублем для политиканов – это самая страшная кара, лишающая всякого смысла все его провокационные действия.

Мешает этому одна маленькая закавыка в тексте Гражданского кодекса РФ: его авторы в число нематериальных благ, принадлежащих гражданину по факту рождения, перечень которых установлен ст. 150 ГК РФ, «забыли» включить национальное достоинство человека. Остальные нематериальные блага – «жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства», в текст закона попали, а вот национальное достоинство – нет. Справедливости ради, следует отметить, что данная статья ГК РФ говорит еще и об «иных личных неимущественных правах и других нематериальных благах, принадлежащих гражданину от рождения или в силу закона», но прямо не указывает, относится ли к ним национальное достоинство.

Суды России, видя этот факт, не спешат удовлетворять иски граждан о защите своего народа от ксенофобских нападок, хотя имеют для этого все возможности. Защита национального достоинства отягощается следующим обстоятельством: чтобы доказать суду свое право на защиту истцу изначально нередко приходится доказывать свою этническую принадлежность, поскольку графа «национальность» в паспорте гражданина ответствует, а других документов, подтверждающих ее, не предусмотрено.

Федеральным судьям судов общей юрисдикции первой инстанции, рассматривающих иски о защите чести и достоинства, проще и безопасней отказать истцам, пострадавшим от ксенофобских высказываний, чем принимать решение об их удовлетворении. И происходит это по двум основным причинам. Во-первых, такое решение будет далеко небесспорно и даже всегда оспариваемо, поскольку доподлинно не известно, входит ли с формально-правовой точки зрения национальное достоинство гражданина России в число упомянутых «иных нематериальных благ» или нет, а персональную статистику никто портить не хочет. Во-вторых, за политиканами обычно стоят интересы крупного бизнеса или электоральные интересы той или иной партии. А с воротилами капитала или политики ни у одного рядового судьи нет особого желания связываться: и славы не получишь, и карьеру себе попортишь.

Оттого и получается, что в современной России ее гражданину гораздо спокойнее чувствовать себя космополитом «без роду и племени», чем представителем одного из народов великой страны, наделенного чувством национального достоинств и гордости за своих соотечественников и Родину.

Возможно ли сейчас кардинально изменить данную ситуацию? Безусловно, возможно. Достаточно внести в ст. 150 ГК РФ маленькую поправку, дополнив перечень нематериальных благ гражданина еще одним – национальным достоинством личности. И тогда политиканствующие крикуны типа Жириновского и Соловьева утонут в потоке исков от граждан, чье национальное достоинство они оскорбили.

Для власти принятие подобной законодательной поправки в Гражданский кодекс РФ станет своеобразным «моментом истины», который наглядно покажет, готова ли она уважать мнение народа или по-прежнему будет проводить политику, в которой национальному достоинству людей нет места.

Олег Кузнецов,
политический аналитик