Евразийский союз – предвыборный пиар-ход Владимира Путина?

Евразийский союз – предвыборный пиар-ход Владимира Путина?Российский премьер-министр Владимир Путин, являющийся сегодня наиболее реальным претендентом на кресло президента страны на выборах 2012 года, 4 октября написал (сам или кто-то от его имени) статью для газеты «Известия». Премьер посвятил свой материал Евразийскому союзу, который строят сейчас Россия, Белоруссия и Казахстан. Этот союз открыт для присоединения к нему и других стран, при этом он не является альтернативой их «европейскому выбору», пишет Путин в своей статье. Но так ли это «на самом деле», как любит к месту и не к месту говорить он? Попытаемся объективно ответить на этот вопрос.

Идея Евразийского союза – это, безусловно, новый внешнеполитический тренд кремлевского дуумвирата (Медведев – Путин или «Медвепут»). Однако, «на самом деле», он абсолютно не нов, с политической точки зрения – замшел, а с экономической – неэффективен, хотя бы в ближайшем обозримом будущем. И вообще, нагнетание интереса к «евразийской идее» накануне парламентских и президентских выборов является свидетельством или тотальной неспособности российского политического истеблишмента сформулировать новую яркую и привлекательную идею развития страны в ближайшие 6 или даже 12 лет, или же ловким пропагандистским пиар-ходом, призванным отвлечь внимание российского общества от основных насущных проблем внутри страны – повального воровства в чиновничьей среде (1 триллион рублей, выделенных на реформирование ЖКХ в 2011 году, ушел как вода в песок), коллапса бюджетно-финансовой системы (с начала года из России вывезли за рубеж около 50 миллиардов долларов), роста инфляции и общей дороговизны жизни.

Прежде всего, следует отметить, что идея создания Евразийского союза из ряда стран СНГ, а ранее – союзных республик бывшего СССР, не является собственно идеей Владимира Путина или его ближайшего окружения. Впервые с этой идеей выступил еще в 1994 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Но 17 лет назад его никто не стал слушать, поскольку новоявленные политические элиты молодых «демократий» постсоветского пространства в то время были заняты приватизацией власти и государственной собственности, переделом сфер влияния, легализацией «теневых» и просто криминальных капиталов, борьбой с экстремистами, сепаратистами и просто политическими радикалами, а также конкурентами из противоборствующих политических элит и стоящих за ними финансово-промышленных групп. Иными словами, идея евразийства для Путина сегодня – это своего рода идеологический плагиат, попытка реанимации чужой инициативы, сформулированной еще в прошлом тысячелетии. Данный факт свидетельствует лишь о том, что собственных свежих внутри- и внешнеполитических идей, а тем более – четко сформулированной «национальной идеи» у кремлевского дуумвирата на сегодняшний день нет и в ближайшей перспективе явно не предвидится.

Еще одной особенностью газетного изложения «евразийской идеи» у Владимира Путина является нарочитый и даже показушный уход от вопросов политики в сторону группы тезисов о развитии экономической интеграции на постсоветском пространстве. Но это – лишь пропагандистская уловка «для внутреннего потребления», т.е. в отношении граждан России, не следящих пристально за событиями в области внешней и внутренней политики страны. Сегодня Россия, Белоруссия и Казахстан являются странами-членами Содружества Независимых Государств (СНГ), региональной военно-политической Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), Евразийского Экономического сообщества (ЕврАзЭС), трехстороннего Таможенного союза, предполагающего общность единого экономического пространства, валютно-финансового и таможенного регулирования, гражданского, уголовного и семейного законодательства, свободу передвижения лиц и перемещения сырья и товаров. Иными словами, в торгово-экономических отношениях между Россией. Белоруссией и Казахстаном созданы и уже отрегулированы действенные механизмы взаимовыгодного сотрудничества, интеграции и взаимодействия в административно-правовом и финансовом поле. Кроме того, Россия и Белоруссия вообще де-юре являются Союзным государством, почти как Швейцарская Конфедерация.

Поэтому подписание Декларации о создании Евразийского союза в 2012 году и начало его активной деятельности с 2013 года ничего принципиально нового в трехсторонние отношения не внесет, да и внести не может. Россия, Белоруссия и Казахстан, даже если они и объединят усилия, не решат проблем продовольственной безопасности, поскольку сельское хозяйство всех трех стран находится в плачевном состоянии, и производственной кооперации, поскольку на их внутреннем рынке господствуют потребительские товары иностранного производства. Не смогут они отразить коллективно и серьезную военно-политическую угрозу, поскольку на долю военных бюджетов этих трех стран приходится немногим более 5 процентов общемировых военных расходов (в этой области лидируют США, Китай и Индия). С практической точки зрения Евразийский Союз сегодня – это химера, внешнеполитический жупел, с помощью которого в ближайшие 6 или 12 лет Владимир Путин будет пытаться удерживать остатки влияния России на постсоветском пространстве. Ибо реальных экономических и дипломатических рычагов для этого у него нет.

А поэтому возникает вопрос: зачем Владимиру Путину понадобилось реанимировать уже казалось бы благополучно похороненную идею Евразийского союза и сделать ее, по сути, главным политическим лозунгом своей предвыборной программы? Ответ на него лежит на поверхности и не требует сильного интеллектуального напряжения. Достаточно только посмотреть, кого видит нынешний российским премьер-министр и наиболее вероятный следующий президент страны в качестве своих ближайших союзников. Конечно же, это несменяемые (фактически – пожизненные) согласно конституционным нормам своих стран Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев. В их кампании пока не хватает только азербайджанского президента Ильхама Алиева, президентские полномочия которого также не ограничены формальным количеством сроков пребывания на посту главы государства. Владимир Путин также может удержать в своих руках высшую государственную власть в России на ближайшие 12 лет, до своего 64-летия, а за это время Конституция нашей страны может быть переписана непосредственно «под него» еще не один раз.

Из всего сказанного выше, если отбросить всю идеологическую и пропагандистскую шелуху и риторику, можно сделать только один вывод: нынешний российский дуумвират, все более тесно сближаясь с соседними авторитарными политическими режимами и обещая им свою политическую и, возможно, финансовую поддержку (Александр Лукашенко является президентом Белоруссии с 1994 года или 17 лет, а Нурсултан Назарбаев – президентом Казахстана с 1990 года или 21 год), также стремительно превращается в авторитарный режим (Владимир Путин имеет все шансы вполне легитимно управлять страной, учитывая два следующих президентских срока, в течение, минимум, 20 лет). Если же к будущему Союзе присоединится еще и Азербайджан, то все СНГовские президенты-«небожители» окажутся в сборе.

Похоже, что с интервалом в 200 лет на наших глазах будет построен очередной «Священный союз монархов», но уже под названием Евразийского союза, в рамках которого Россия так и остается сырьевым придатком Европы, выполняя дополнительно функции жандарма в ее «центрально-азиатском подбрюшье».

Камо грядеши, Русь? Куда идешь?

Олег Кузнецов, кандидат исторических наук, политолог