Георгию Данелия - 85 лет

25 авг 2015
Георгию Данелия - 85 летСегодня режиссер, сценарист, Народный артист СССР Георгий Данелия отмечает 85-летний юбилей в кругу семьи, сообщает ИАП АЗЕРРОС со ссылкой на "ТВ Центр".

«Я буду отмечать юбилей дома, с внуками и правнуками. Никакой специальной юбилейной ретроспективы моих фильмов не планировалось, их и так постоянно крутят по телевизору. Творческого вечера не будет, я не выхожу из дома», - отметил Георгий Данелия.

Он признаётся, что не снял ни одного серьезного фильма. Но его картины "Я шагаю по Москве", "Мимино", "Афоня", "Осенний марафон", "Кин-дза-дза" и многие другие стали классикой отечественного кино, и любимы не одним поколением зрителей.

Больше пяти лет Георгий Данелия не появлялся на телеэкранах. Исключение делает для нашего канала и лишь потому, что говорить будет не о себе. О Евгении Примакове - близком друге, которого потерял. Он скромно попросит "еще дубль". Не терпит небрежности в формулировках. Настолько, что порой ценой сорванных съемок, снова и снова будет переписывать сценарий в поисках точной реплики.

Ученик Ромма и Калатозова в режиссуру шел с мечтой об экранизации "Мертвых душ" и "Хаджи-мурата". Но судьба распорядилась так, что своих героев он, как правило, создавал сам. И во многом с себя – как нерешительного Бузыкина из "Осеннего марафона". А в персонажах "Не горюй!" Данелия "собрал" всех грузинских родственников.

Доверить главную роль непрофессионалу и отказать большой звезде – это вполне укладывается в логику Георгия Данелии. Даже в дебютной картине - пронзительной истории мальчика Сережи - никому не известный режиссер долго отказывался снимать Сергея Бондарчука и Ирину Скобцеву. Боялся, что кумиры страны Советов не смогут перевоплотиться в обычную семью.

Архитектор по профессии, он по кадрам, как по кирпичикам, выстраивает свои картины в голове. И отчаянно не любит процесс съемок. Получается, якобы, всегда хуже, чем придумал. "Режиссерские находки", "эффектные" планы - вообще не его арсенал. Переживания героев - вот что всегда в фокусе. Он признается: если завтра снимать сцену, где любимых персонажей ждут неприятности, настроение портится еще с вечера.

Его сюжеты способны родиться из одного образа. "Мимино" - из рассказанной друзьями зарисовки о летчике, который привязывал свой вертолет как ретивого жеребца. А из сцены романтического знакомства под летним дождем выросла настоящая кинопоэма о Москве, молодости и любви. Едва ли не главное культурное событие хрущевской оттепели. И лекарство от стресса на все времена.

"Сколько было потом попыток снять что-то похожее, и все было мимо. Все в корзину. Его картины это абсолютный утренний луч света через занавеску. Он весь светящийся, летящий", - отметил режиссер Никита Михалков.

Один из самых кассовых советских кинематографистов - больше в прокате собирали только комедии Гайдая и Рязанова, Данелия, казалось, шутя обходил цензуру. Выпускал на экраны и злободневную сатиру про чудо-человека с 33-мя зубами, и очень земную историю про жизнь фантастических пацаков.
За искусной вуалью его иронии всегда грусть. За обманчивой народной простодушностью - элегантность. Тонкий стиль фильмов Данелии отмечали даже мировые законодатели киномоды - Тонино Гуэрро и Федерико Феллини. Во времена железного занавеса он умудрился объехать со своими картинами полмира и познакомиться с голливудскими звездами. Но остаться преданным и верным другом.

В начале нулевых он выпустил на экраны "Фортуну" и замолчал на долгих 13 лет. Понял, что разглядеть в новой действительности своих героев, похоже, так и не получится. А потому решил их нарисовать.

Вторая часть легендарной ленты "Кин-дза-дза" отняла у Данелии много сил. Сейчас он старается отдавать всего себя близким. И не спеша обдумывает новые сюжеты. Просто. О людях, какими их видит только он.