Бессмертная Кармен

14 ноя 2012
Бессмертная Кармен «Лучше десять раз увидеть, чем один прочесть» - таково впечатление о хореографическом спектакле «Кармен», поставленном литовским балетмейстером Анжеликой Холиной. Премьера прошла 12 ноября в Театре им. Пушкина

«То была странна и дикая красота, лицо, которое на первый взгляд удивляло, но которое нельзя было забыть», - писал П. Мериме о своей героине – испанской цыганке Кармен. Одноименный спектакль забыть невозможно! Анжелика Холина, взорвавшая Москву драматическими балетами «Берег женщин» (на песни Э. Пиаф), «Анна Каренина», создала очередной хореографический шедевр в исполнении драматических артистов на музыку Ж. Бизе – Р. Щедрина. «Балетные мне станцуют, - говорит режиссер-хореограф, - но это будет спортивно, а мне нужно художественно!» Лишив актеров главного инструмента – слова, тембра голоса, она предоставила им по максимуму остальные средства выражения – жест, мимику, пластику, чувственность – и сотворила изысканную вязь новых хореографических па. Говоря языком танца, драматические актеры достигают высот своей творческой уникальности. Знатоки танцевального искусства, мягко говоря, оказываются в изумлении, узнав, что на сцене не профессиональные танцовщики, а выпускники театральных вузов, в основном ВТУ им. Щукина (Ольга Лерман, лауреат премии «Хрустальная Турандот» за главную роль в спектакле «Анна Каренина» - Кармен, Леонид Бичевин и Эльдар Джанибеков - Хозе, Алексей Нестеренко - Тореодор) - настолько грамотно и убедительно выглядят солисты и актеры ансамбля.

Ольга Лерман, как маленькая изящная ящерка, ловко и маняще плетет свои любовные кружева-арабески, составляющие суть ее жизнелюбивой натуры. Как она великолепна в своем победном появлении из-за кулис - прыжке в шпагат – с лучезарной улыбкой и взмахом красного веера! Нежная и равнодушная, легко увлекающаяся и глубоко чувствующая, Лерман-Кармен своей гибелью на излете вызывает искреннее сопереживание. На полу два увядших цветка – подаренная Хозе роза и девушка в красном платье на фоне мерного стука кастаньет, отсчитывающих последние удары ее молодого сердца.

Леонид Бичевин буквально жил в своей драматически накаленной роли. Его герой, разбуженный страстью Кармен, неимоверно страдает от ее холодности, и его месть продуманна, а не спонтанна, как в других одноименных спектаклях разных жанров. В нашем спектакле есть сильная сцена, когда он, готовясь к встрече с Кармен, надевает белую рубаху и совершает омовение, предчувствуя и свою смерть – духовную.

Тореодор в исполнении Нестеренко – человек-праздник, гибкий, пластичный, фактурный, динамичный, он абсолютно органичен в красно-черной гамме сценографии (Юрате Паулекайте) и костюмов (Йозас Статкевичюс). Ведь его судьба тоже лишь блеск молнии, кровь и пепел.

В центре сцены изображена гигантская мишень, периодически освещаемая рядом из десяти приглушенных ламп. Тень от нее дает зловещие красные круги по земле, как некую паутину безысходности, как череду рингов, на которые мы рано или поздно все выходим. И все же этот спектакль – гимн любви и молодости! Аллилуйя им!

Молодые актеры группового танца – девочки и мальчики в черном, составили настоящий ансамбль, без которого не было бы спектакля. Его миссия сродни древнегреческому хору, выражавшему общественное отношение к событиям пьесы, своеобразному «гласу народа». Один из героев этого поистине сложившегося ансамбля Дмитрий Гудочкин, введенный в спектакль незадолго до премьеры, сказал, что его очень обогатило участие в этой пластической драме, поражающей бесконечностью актерских возможностей. «Один жест может быть эмоционально сильнее, выразительнее словесного монолога», - цитирует он балетмейстера Анжелику Холину. – Мы все ждем ее новых работ».

Мы – тоже.

Елена МАРТЫНЮК