Sukhoi Superjet-100: Повторит ли самолет судьбу «АВТОВАЗА»?

Sukhoi Superjet-100: Повторит ли самолет судьбу «АВТОВАЗА»? Правительство тщетно пытается спасти отечественный авиапром

«АвтоВАЗ» и Superjet 100: КУДА УХОДЯТ ДЕНЬГИ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ?

Мало кто будет спорить с тем фактом, что российский автопром "умер", не выдержав конкуренции с мировыми гигантами. И вступление России в ВТО окончательно подорвет позиции «последнего из могикан», завода «АвтоВАЗ». А ведь еще три года назад, в апреле 2009 года, тогда еще вице-премьер Алексей Кудрин заявил: «Я надеюсь, в течение трех лет АвтоВАЗ выйдет в число мировых брендов».

Однако три года минуло, а предсказание Кудрина не сбылось. Даже на улицах Москвы осталось очень мало автомобилей марки «Жигули», - куда уж тут до конкуренции с мировыми брендами! Зато в это убыточное предприятие были вложены огромные деньги налогоплательщиков. Весной 2009 года правительство РФ выделило 25 млрд рублей (почти $900 млн) для спасения российского автопроизводителя.

Позже выяснилось, что эта гигантская сумма – всего лишь часть господдержки в лице госкорпорации «Ростехнологии». Всего речь шла об обязательствах на сумму в 98 млрд рублей (почти $3 млрд), которые, по словам Кудрина, были нужны для вложений в «новые современные мощности, чтобы АвтоВАЗ начал выпускать новые автомобили, способные конкурировать с мировыми образцами».

Сегодня уже очевидно, что эти $3 млрд, вложенные в АвтоВАЗ, никак не усилили позиции этого предприятия, и сейчас рассматривается вопрос о продаже его активов иностранным автопроизводителям. Спрашивается, зачем же надо было тратить такие деньги на этот завод, чтобы затем его продать «РЕНО» или кому-то еще?

Похоже, та же история повторяется с отечественным самолетом Superjet-100. После страшной катастрофы этого гражданского самолета 9 мая 2012 года во время демонстрационного полета в Индонезии имидж этого бренда сильно пострадал. Напомню, тогда погибли все, кто находился на борту: 35 погибших были гражданами Индонезии, восемь - России, по одному - Франции и США.

Вдумайтесь в такую цифру: из-за этой катастрофы было сорвано подписание 12 крупных контрактов с различными странами на более чем 240 (!) лайнеров Superjet-100. Речь идет о миллиардах долларов. Руководители этих авиакомпаний-заказчиков погибли внутри взорвавшегося в Индонезии лайнера. А остальные претенденты, оставшиеся на земле, отказались от этой идеи. Например, «Армянские авиалинии» отказались выполнить ранее взятые на себя обязательства по закупке авиалайнера.

После этой катастрофы рухнули последние надежды на выход России на мировой высокотехнологичный рынок гражданской авиации. Экспертам стало ясно, что Superjet-100 не имеет никаких шансов занять свою нишу на мировом рынке авиаперевозок. Здесь по-прежнему безраздельное господство будут сохранять «БОИНГ» и «ЭРБАС».

Тогда возникает вопрос: почему правительство вновь, как и в истории с «АвтоВАЗом», собирается вкладывать огромные средства в этот убыточный проект? Чтобы поддержать на плаву умирающий отечественный авиапром? Такой огромной ценой? Но во имя чего?

На днях Внешэкономбанк и ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» подписали договор о предоставлении этому авиапроизводителю кредита в размере $1 млрд. Срок исполнения обязательств по сделке – до 30 июля 2024 года. То есть договор долгосрочный. Как отмечают официальные источники, «средства предоставляются на проект Sukhoi Superjet-100 для продолжения финансирования работ по проекту».

И это несмотря на то, что недавно Счетная палата РФ заявила, что Sukhoi Superjet-100 является убыточным проектом. По данным ведомства, чистый убыток компании за 2009 год составил 1,3 млрд рублей, чистая прибыль в 2010 году – 49,9 млн рублей. Кроме того, убыток от продажи первых двух самолетов составил 1,2 млрд рублей. За 2003–2010 г.г. из бюджета на проект Sukhoi Superjet-100 было потрачено 16,9 млрд рублей по 15 госконтрактам.

ПОЧЕМУ Superjet-100 ЧАСТО «ПРЕПОДНОСИТ СЮРПРИЗЫ» В ВОЗДУХЕ?

3-го августа 2012 года самолет Sukhoi Superjet-100 разгерметизировался при приземлении в аэропорту «Шереметьево-1». Инцидент произошел в ходе рейса «Казань-Москва»: на борту лайнера было 64 пассажира и шесть членов экипажа. К счастью, никто не пострадал. Однако эксперты отмечают, что последствия могли быть гораздо серьезнее. «Разгерметизация кабины пилотов очень опасна, - отмечает летчик-испытатель, заслуженный пилот России Вадим Базыкин. - Существует порог смерти — высота примерно 8 800 метров, где у человека наступает кислородное голодание».

Кстати, это ЧП в воздухе – далеко не единичный случай.

19 июня 2012 года пассажирский самолет Sukhoi Superjet-100, следовавший по маршруту Москва-Копенгаген, вынужден был вернуться в аэропорт вылета. По официальной версии, сразу после взлета командир SSJ-100 сообщил об отказе системы кондиционирования.

6 мая 2012 года самолет Sukhoi Superjet-100 при посадке в аэропорту Казани на время выкатился с взлетно-посадочной полосы, а затем самостоятельно вернулся на нее. К счастью, никто из пассажиров не пострадал.

16 марта 2012 года самолет Sukhoi Superjet-100, который направлялся в Астрахань, был вынужден вернуться в Москву из-за проблем с шасси. На борту самолета, совершавшего рейс №709 компании «Аэрофлот», находились 65 пассажиров.

25 декабря 2011 года самолет Sukhoi Superjet-100 авиакомпании «Аэрофлот» не смог вылететь из Минска – также из-за неполадки с шасси. Устранить неисправность на месте не удалось, в результате было принято решение о возвращении самолета в Москву без пассажиров.

Напомню, что в настоящее время в парке «Аэрофлота» восемь лайнеров Superjet. В этом году завод планирует выпустить еще 30 самолетов этого типа. Остается только надеяться, что производитель не будет закрывать глаза на то, что у этого лайнера в воздухе часто случаются «сюпризы». Нужно откровенно признать: по своему качеству этот самолет сегодня явно уступает «БОИНГУ» и «ЭРБАСУ».

Поверьте, мы все хотели бы поддержать отечественный авиапром. Но никому из нас не хочется лететь на лайнере, у которого в разгар полета то происходит разгерметизация, то отказывается работать система кондиционирования воздуха, то не хотят выпускаться шасси.

Владимир КРУГЛИКОВ, политический обозреватель