Юрий Бутунин: Мне бы очень хотелось вернуться в Баку

18 авг 2015
Юрий Бутунин: Мне бы очень хотелось вернуться в БакуЮрий Бутунин – невероятно интересный человек. Кажется, что ни одна минута его жизни не потеряна даром. Он создает свое особое пространство, где плавно перетекает время: там прошлое − рядом: еще виден яркий закат уходящего дня, там воздух и силуэты будущего, там бьющий энергией родник настоящего.

Юрию Алексеевичу есть что вспомнить и кого вспомнить. Постоянно путешествуя, он видит мир, который не перестает удивлять его и у которого он сам способен вызвать интерес: созидая и реализуя свои проекты. Он сопровождает туристов в Ниццу и хочет завязать деловые связи с азербайджанскими турагенствами «Что нам Таиланд, что мы Таиланду? когда рядом бирюзовые волны и золотистые пляжи Каспия!»; он пишет пьесы, он ставит спектакли (точнее, ставил - и даже Шекспира), но мастерство остается, поэтому все-таки ставит.

Он, тонко чувствующий человек, легко перебрасывающий мост из прошлого в настоящее, с ним интересно идти по нему, такому хрупкому, на первый взгляд, но нерушимому, ибо даже время бессильно перед памятью.

Юрий Бутунин: Мне бы очень хотелось вернуться в Баку AZERROS: Каждый человек любит свою Родину, но в то же время почти каждый любит еще какую-то страну. У некоторых это связно с родственниками, предками, а некоторые – непонятно почему. Какую страну Вы любите?

Ю.Бутунин: Я люблю Россию! Но вопрос очень интересный, потому что есть такое понятие, как романтика, и такое понятие, как корни. Я родился в Липецкой области, но корни веду не только оттуда, я считаю, что они еще идут из Саратова и Баку. Так как мои предки, дедушка, бабушка по отцу, родились в Саратове. Когда начался голод в Поволжье, они стали спускаться вниз, дошли до Астрахани и потом оказались в Баку. Там уже родились мой отец и три его сестры, мои любимые тетушки. Поэтому я всегда говорю, что у меня корней много, и это позволяет мне идти по жизни достаточно уверенно.

Я долгое время проработал в Казахстане, в Алма-Ате, и мне это дало возможность близко познакомиться с разными культурами, традициями.

Юрий Бутунин: Мне бы очень хотелось вернуться в БакуНо к Баку у меня особое расположение, хотя бывал там не часто. Помню, в первый приезд, мне было лет двадцать, меня восхитило то, что зимой там было тепло. Я ходил по городу, и мне казалось, что я его знаю очень давно. Мне казалось, что я тут родился, и мои бакинские родственники меня водили по этим потрясающим улочкам. Мы гуляли буквально сутками: уходили из дома после завтрака и приходили почти уже к завтраку. Так мне нравился город, где были и мои корни…

Бабушка моя, Екатерина Степановна, жила на улице им. Караева, дом 6, в очень старом доме, построенном еще Нобелем. Ее квартира располагалась на 4-м этаже, и к ней со двора вела металлическая лестница. Когда кто-то поднимался по ступеням, то шаги гулко раздавались в колодце-дворе. Не стоило нанимать консьержек, держать собак, и так было слышно, что кто-то пришел.

Меня тогда поразило, как жили люди в этом дворе: они жили одной семьей. И хотя я сам родился в небольшом городке Задонске, Липецкой области, но в то же время вот такой как бы тесной семьи у нас не было. У каждого было все свое: домик, палисадник.

Кроме бабушки в Баку жили еще две мои потрясающие тетки, для которых я был просто нарасхват. К сожалению, в то время старшей из них, тети Лиды, уже не было в живых.

Тетя Лёля, Елена Сергеевна, окончила бакинское хореографическое училище, танцевала в театре им. М.Ф. Ахундова, а потом преподавала в том же училище. В ее в квартире был огромный камин, а по всему периметру великолепного старинного дома шел балкон. Елена Сергеевна работала и была знакома с великими актерами, балеринами, танцовщиками, об этом могут рассказать фотографии в ее альбомах. Актеры театра им. М.Ф. Ахундова не раз гастролировали в Москве. Единственная дочь Елены Сергеевны, Татьяна, стала музыкантом.

Я безумно любил тётю Лёлю. Она была хрупкая, стройная, носила туфли на высоких каблуках. Помню, идем мы по Баку: на тёте Лёле – сапоги, югославские или итальянские, тогда это был шик, а она мне говорит: «Глянь, как я со спины смотрюсь?» Я отвечаю: «Ну, прямо девчонка». Она меня весело подхватит под руку и… Такой она была жизнерадостной, задорной. Ее очень любили ученики.

Тетя Валя – несколько другая. Она занимала должность заместителя председателя работников торговли и кооперации АзССР и трагически погибла как раз в день торговли. Ехала поздравлять коллег в один из районов, недалеко от Баку, на персональной машине с шофером и попала в аварию.

Юрий Бутунин: Мне бы очень хотелось вернуться в БакуОтец мой, Алексей Сергеевич, самый младший в семье, родился в 1924 г. Дедушка, Сергей Тимофеевич, в то время работал водителем директора бакинской табачной фабрики. Ему от предприятия дали большую квартиру. А потом дети выросли, разбежались, разменялись, и бабушке досталась вот эта однокомнатная с металлической лестницей во дворе.

Отец окончил 7 классов и пошел в ФЗУ учиться на сварщика. Потом работал на заводе. Когда началась война, просился на фронт, но его не взяли, т.к. ему не было 18 лет. Однако он все равно сбежал.

Сначала отец воевал на Закавказском фронте, позже его перекинули в район Новороссийска. Он дослужился до старшины первой статьи. В результате контузии стал плохо слышать, но других ранений у него не было. Отец всегда гордился тем, что ему довелось выполнять правительственные задания, в частности на крейсере «Молотов» он был одним из сопровождающих И.Сталина при его переезде из Ялты в Сочи. Примечательно, что это было итальянское судно, одно из полученных СССР в качестве репарации.

Я по моей природе человек пишущий и к 70-летию Победы написал пьесу, которую назвал «Небесный парад Победы». Там у меня есть такой герой, как Сын. Для его образа я многое взял из биографии моего отца.

С моей матерью, Риммой Григорьевной, отец познакомился в Севастополе, где он продолжал служить уже по окончании войны вплоть до 1949 г. Отец был награжден орденом Красной звезды, медалью за оборону Севастополя. Это награда была для него самой дорогой. Был он также участником боев на Малой земле. Как-то, будучи в Новороссийске, я зашел в музей и был удивлен, увидев там портрет моего отца.

Моя мать родилась в 1926 г. в Задонске, Липецкой области. В Севастополе она преподавала русский язык и литературу, и, конечно, вместе с отцом участвовали в возрождении города. В частности они работали на восстановлении панорамы «Оборона Севастополя».

Поженившись, родители переехали в Баку. Мама устроилась работать машинисткой, но т.к. квартиры не было, пришлось жить у бабушки. Вероятно, это ей не понравилось, и она уехала к себе в Задонск, где я и родился. Потом началась грустная история − семейные неурядицы. Родители несколько раз как бы сходились, расходились. То мама ездила к отцу, то он приезжал. Я в тот период жил с бабушкой. Но все кончилось разводом. Отец уехал из Баку, и последние годы жизни провел в г. Невинномысске.

Естественно, к сожалению, родственников пораскидало. Моя двоюродная сестра, дочь тёти Лёли, Татьяна вышла замуж за музыканта, работавшего в театре им.М.Ф. Ахундова. Они уехали в Израиль.

Единственный сын тёти Вали, Вадим Глухов, живет в Москве. Старшая дочь тёти Лиды, Светлана, − в Подмосковье. Еще одна ее дочь, Алла, до сих пор живет в Баку, а ее сын Эдуард − в США, в районе Лос-Анджелеса. В этом году он прилетал в Россию. Словом, судьба разбросала.

По профессии моя мать − библиотечный работник. Но позже она окончила школу Профсоюзов, и ее направили работать в Алма-Ату на завод тяжелого машиностроения, где она была и секретарем парторганизации и зав.библиотекой.

Там, в Алма-Ате, я поступил в театральный художественный институт, это был первый набор на режиссерское отделение. И я горжусь, что окончил его с красным дипломом. Еще по окончании первого курса меня пригласили на местное телевидение. Сначала я работал в молодежной редакции, а потом начался карьерный рост: я стал главным режиссером, зам. главного редактора, главным редактором и закончил главным редактором всего русского ТВ. Помимо этого я еще преподал в театральном институте. А потом случилось так, что меня пригласили работать в Москву в Останкино.

Я работал в программе «Доброе утро» с такими известными ведущими, как Т.Веденеева, Д.Орлов, И.Зайцева, Е.Миронова, А. Малахов. В 1995 г. мне предложили возглавить ТВ Государственной Думы, которое еще только создавалось. Я тоже горжусь тем, что стоял у истоков парламентского ТВ. Я работал с тремя председателями ГД: И.Рыбкиным, Г.Селезневым, в течение 8 лет, Б. Грызловым, и ушел 4 года тому назад на пенсию в ранге Государственного советника РФ. Получил еще одно высшее образование: окончил Академию народного хозяйства при Правительстве РФ.

Помимо этого я являюсь членом Союза журналистов Москвы, членом Союза театральных деятелей Казахстана и членом профессиональной гильдии драматургов Санкт-Петербурга. Написал, наверное, с десяток пьес. Они все опубликованы, и часть из них поставлена. По своей профессии режиссер театра я практически не работал, но спектакли ставил. По приглашению летал в Казахстан и в Павлодарском театре поставил около 30 спектаклей.

AZERROS: И на Шекспира замахивались?

Ю.Бутунин: Да, конечно. Ставил все: начиная от Шекспира, «Двенадцатую ночь», например, и кончая моими же пьесами.
Работая в ГД, мне приходилось очень много ездить по стране и за рубежом, я встречался с очень разными людьми, даже такими как Б.Клинтон и Г.Коль. В том числе я был с визитом в Баку и встречался с Гейдаром Алиевичем Алиевым.

AZERROS: Нам, конечно, очень дорого все, что связано с Гейдаром Алиевым. Вы, наверное, встречались с ним, будучи в составе делегации?

Ю.Бутунин: Да, это был официальный визит делегации Государственной Думы РФ во главе с Г.Селезневым, бывшим в тот период Председателем Госдумы РФ.

AZERROS: Хотелось бы услышать ваше чисто человеческое впечатление о Гейдаре Алиевиче.

Ю.Бутунин: Мудрость! Прежде всего, мудрость, неторопливость. Говорил он очень тихо и вроде бы медленно. Но ни одного его слова невозможно было забыть. Он говорил о состоянии своей страны и, прежде всего, о ее достижениях. Говорил, что Азербайджан должен интегрироваться в мировой процесс. Подчеркивал, что хотя Советский Союз распался, но связи между республиками будут существовать еще долго. Он смотрел вперед на очень многое. Г.Алиев говорил с нами около 1,5 часов и оставил впечатление чрезвычайно мудрого человека.

На закрытый прием, уже без журналистов, мы были приглашены в резиденцию президента. Г.Алиев лично встречал членов делегации. Нас представили ему. Узнав, что я связан с Баку, он похлопал меня по плечу, и потом мы с ним смогли немного побеседовать.

AZERROS: То есть Гейдар Алиевич нашел время пообщаться не только с членами делегации, но и с сопровождающими ее лицами?

Ю.Бутунин: Да. Особенно во время приема во дворце Гюлистан. Там было свободное общение, и я сначала поздоровался с ним издалека, т.к. протокол не позволял мне подойти. Он в ответ кивнул мне, я подошел, и он стал меня расспрашивать о моих связях с Баку. Мы проговорили недолго, минут семь, т.к. к нему постоянно обращались. Я ему рассказывал о моем отце, о семье, в том числе и о моем родственнике Рухулы Дадаш оглы Наврузе.

AZERROS: Каким образом у Вас появился родственник азербайджанец?

Ю.Бутунин: Очень просто. Сестра моей бабушки, Софья Степановна, была военврачом во времена гражданской войны, и там она познакомилась с Наврузовым, который работал первым секретарем Нахичеванской ССР. Не имея детей, они усыновили внучатого племянника Валентина. Софья Степановна и ее муж серьезно поддерживали нашу семью в трудные годы. К сожалению, с Валентином и его семьей связи у нас потеряны.

А моя племянница Ирина вышла замуж за известного талантливого российского кино- и телережиссера Фуада Шабанова. Мама его, Ильмира Шабанова – народная артистка Азербайджана служит в Государственном Академическом театре драмы.

AZERROS: Каждый раз приезжая в Баку, у Вас возникают какие-то новые впечатления?

Ю.Бутунин: Что касается моих впечатлений о Баку… В советское время он был какой-то бесшабашный, широкий. Но на набережной меня поразили стоявшие там ржавые корабли. Зато потом Баку стал резко меняться. Если в советское время города были чем-то похожи, то затем начал проявляться национальный колорит, характер. Прежде всего, изменился тон костюмов. В советское время преобладали какие-то серенькие, черненькие цвета, на ногах − стоптанные башмаки. Пределом мечтаний любой женщины были сапоги из Югославии или из Италии. В магазинах же продавалась обувь фабрик «Большевичка» да «Шаумяна». А вот когда я приехал уже в период президентства Г. Алиева, то в Баку появились яркость, дородность, улыбка. И была она не вынужденной, а потому, что менталитет такой у людей. Помню, мы гуляли по набережной с видеокамерой, к нам подходили, заговаривали, приглашали в гости. У людей появилось желание общаться, рассказать о себе. В советское время подобного не было.

AZERROS: Странно. В первый раз слышу такое. Обычно, когда разговариваешь с человеком, то он хвалит именно советское время: люди были добрые, открытые, а сейчас все скрытные, каждый сам в себе…

Ю.Бутунин: Я бы так не сказал. Это мое мнение. И повторю: Баку меняется исключительно в лучшую сторону. Это город цветок, в котором тонко переплелись архитектурные стили Европы и Востока. Город за последние годы приобрел свое лицо. Я объездил больше, чем полмира, но Баку поражает своеобразием и продуманностью архитектурного ансамбля: Девичья башня гармонично соседствует с каким-либо ультрасовременным зданием. И, конечно, ощущается комфортность.

Бесспорно, у всех есть проблемы. Я всегда говорю: не может быть русского счастья или французского несчастья, улыбки азербайджанца или хмурого лица грузина, − все эти чувства интернациональны. Если это счастье, то оно выражается одинаково у всех. И в Баку я вижу счастливых людей.

Вообще у меня есть города, в которые я хочу возвращаться. Я люблю Лондон, Нью-Йорк, я люблю Баку.

AZERROS: А как давно вы были в Баку в последний раз?

Ю.Бутунин: Пять лет назад.

AZERROS: Конечно, после проведения Европейских игр Баку стал еще красивее.

Ю.Бутунин: Не сомневаюсь в этом. Проработав в высших органах государственной власти, я отмечаю, что, помимо прочего, столица Азербайджана обладает одним важным достоинством: в быстро и порой непредсказуемо меняющемся мире жизнь в Баку с каждым годом становится более стабильной. Я это увидел по людям. И понял, что у города есть стабильность и есть будущее. А это самое главное.

AZERROS: Поделитесь, пожалуйста, чем Вы непосредственно занимаетесь сегодня.

Ю.Бутунин: Сейчас я являюсь советником Президиума Союза журналистов Москвы и руководителем международного отдела СЖМ. Конечно, я много езжу сам, отправляю журналистов в разные страны, т.е. мы всячески способствуем туризму.

Недавно меня пригласили в Государственную Думу на круглый стол, и я в моем выступлении затронул тему туризма. Я сказал, что в Азербайджане есть на что посмотреть. Там чрезвычайно разнообразный ландшафт: и горы, и долины, и море. Но поезд убрали, летаем только самолетами. Я бы с удовольствием познакомился с представителями турфирм Баку, чтобы наладить с ними связь. Зачем мы едем за десять морей, когда рядом пляжи, которые можно сравнить с таиландскими, уже не говорю о Болгарии и о других курортах. Полагаю, в плане туризма у Баку − большие перспективы.

AZERROS: У меня тоже есть любимая страна. Я не прерываю связи с ней: я делаю передачи о ней, пишу, читаю прессу. Я не знаю, поеду ли я туда, но как-то оборвать связь не могу, что-то меня тянет к ней. Скажите, а как Вы общаетесь с Баку?

Ю.Бутунин: Я общаюсь с Баку исключительно по Интернету: Азинформ – обязательно. Смотрю, что идет в театрах. Слушаю песни М.Магомаева, П.Бюльбюльоглы. Уже не говорю о моей любимой песне «Аршин мал алан! Хожу по дворам!..» Ведь раньше ее пели в каждой квартире, каждом дворе. Бейбутов! Великий Бейбутов! Когда мне бывает грустно, я смотрю этот фильм. И мои дети все его знают. Вот это и есть связь с Родиной.

Мне бы очень хотелось вернуться в Баку: походить по городу, найти дом бабушки, подняться на 4-й этаж и постучать в ее дверь!..

Беседовала Тиана Веснина