Махмуд Салах: Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа

Махмуд Салах: Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа 

Интервью с художественным руководителем ансамбля «Гадим Шарг» («Древний Восток»), лучшим азербайджанским исполнителем на гавале среди современников Махмудом Салахом

  - Расскажите о себе, о своем творческом пути.  

 - Я родился в 1960 году в семье интеллигентов. Отец мой был филологом, а также и музыкантом. Мать – медицинским работником. С 1967 по 1977 годы обучался в средней школе, но мое музыкальное творчество началось еще до первого класса. Бывали в школах концерты с участием детей дошкольного возраста. На один из таких концертов пригласили участвовать и меня, где я выступил с 4-минутной программой «Ритмы Азербайджана» на нагаре. Мой отец тоже играл на нагаре, а бабушка – на дафе. Моё детство прошло в окружении ударных инструментов. В 1971 году меня приняли в музыкальную школу, в класс игры на гармони. В это же время я начал ходить на свадьбы  играть на гоша-нагаре. Судьба сложилась так, что до 1976 года я был исполнителем в молодёжном музыкальном ансамбле «Гянджлик» (в переводе «Молодёжь») в Сумгаите. Тогда в СССР проходило множество конкурсов по самодеятельности, на одном из которых наш ансамбль удостоился второго места по Союзу, а в рамках Азербайджана - первого.  

 В 1976 году я был приглашен в ансамбль под руководством Заслуженного артиста Азербайджанской Республики, ныне покойного Бабы Салахова. Это был Ансамбль народных инструментов Комитета Азербайджанского Телевидения и Радиовещания, который был популярен в Республике и за его пределами. Там я играл на гоша-нагаре.  

 С 1980 по 1982 год служил в рядах Советской Армии. В 1983 году поступил в Институт искусств, в 1985 году возобновил свою игру на дафе-гавале. В 1987 году ЮНЕСКО проводило в Самарканде Третий симпозиум Мугама, в котором я принял участие. Кстати, именно на нем Алим Гасымов получил золотую медаль. Мой сценический дебют как исполнителя на дафе состоялся в Узбекистане. В начале 1988 года я создал свое первое инструментальное трио «Бута», которое уже в апреле этого же года появилось на телеэкранах. Ситуация в республике была сложной, в том числе и из-за начала войны в Карабахе. Я работал одновременно в Оркестре народных инструментов имени Саида Рустамова (Оркестр Азербайджанского Телевидения и Радиовещания), а также был солистом Оперного симфонического оркестра. Из-за ряда сложностей я не смог быть со своим трио, вынужденно сделав перерыв в деятельности вплоть до 1994 года.  

В 1996 году я возобновил деятельность трио «Бута», пригласив туда молодых исполнителей и музыкантов. В настоящее время эти исполнители являются заслуженными артистами Азербайджана – это Эльчин Гашимов и Эльнур Ахмедов. И этот коллектив под моим руководством действовал до 2000 года. Таким образом, трио «Бута» с перерывами в деятельности просуществовало 12 лет. Некоторые ансамбли Азербайджана периодически присваивают себе название «Бута» связи с известностью и звучностью имени, как это сделал, например, один из мугамных коллективов, выступавший в конце августа2013 г. в Международном доме музыки в Москве.  

В 2000 году я создал совершенно новый коллектив под названием «Гадим Шарг» (в переводе «Древний Восток»). Вы скажете - зачем? Ведь бута является атрибутом, принадлежащим Азербайджану и азербайджанскому народу, символом его богатой национальной культуры. Несмотря на это, смыслом создания нового ансамбля было то, что в азербайджанском таре я произвел некоторые изменения, дополнения и даже реконструкцию. Эта реконструкция позволила мне обращаться не только к азербайджанской музыке, но и к музыке народов Востока в целом. И это стало возможным. В этой связи я и дал коллективу такое название.  

С момента своего создания основными инструментами, на которых музыканты ансамбля «Гадим Шарг» исполняют различные композиции, являются тар и гавал. И это именно тот тар, который я реконструировал. Этот тар описан и обоснован в научных работах и диссертациях, в ходе научных конференций и семинаров. Что касается других инструментов, они могут меняться – в любое время при необходимости могут быть задействованы балабан, зурна, кяманча, канон, уд, нагара.  

Примечательно, что начав работу над реконструкцией тара в 2000 году, уже в 2003 году турецкий канал «ТРТ» снял об этом документальный фильм. Наш отечественный канал «Лидер» в 2004 году также подготовил телевизионный фильм о том, как возник этого тара. В 2005 году по заказу Гостелевидения и Радиовещания Азербайджана про мою жизнь и творчество был снят 35-минутный фильм «Играющий на дафе». В 2007 году при поддержке Фонда Гейдара Алиева и непосредственно президента фонда, первой леди Азербайджана Мехрибан Алиевой я с коллективом совершил свой первый визит в США, где тоже был снят 15-минутный фильм «Мугам в Монтане» (режиссёр Томас Гольц) о репертуаре и деятельности ансамбля «Гадим Шарг». Этот фильм получил две престижные национальные премии Америки в 2009 и 2010 годах в рамках проходивших кинофестивалей в в Калифорнии: Сан-Франциско и ГолливудФильм о нас стал первым и завоевал гран-при среди 49 фильмов, участвовавших в одном из фестивалей кино в Америке.  

Наша деятельность активна: участвуем в международных этно-фестивалях,  конференциях, музыкальных конкурсах, выпускаем диски. Например, в 2012 году в Кембридже вышел наш компакт-диск в рамках проекта «Азербайджанский мугам поют дети» (автор проекта – Разия Султанова). 17 февраля 2007 года именно наш ансамбль стал первым представителем азербайджанской культуры в истории корпорации «Би-Би-Си», который выступил в прямом эфире с часовой программой. В последующие периоды мы также вели активную работу. В 2005 и 2009 году мы стали участниками фестиваля «Шарг Тaраналари» («Восточные напевы») в Самарканде. Однако, замечу, что в 2009 году мы представляли на фестивале не Азербайджан, а Швецию, сопровождая исполнителя из этой страны. Примечательно, что в 2009 году на конкурсе «Евровидение» в Москве гражданин Швеции Араш представлял Азербайджан. В 2011 году я принял участие в конференции в Самарканде, где выступил с докладом. В 2010 году вышел мой диск, были многочисленные выступления на телеканалах и в эфире радио.  

В декабре 2012 года мы были приглашены в качестве участников и исполнителей на симпозиум в Кембридж. В то же время в Лондоне корпорация «Би-Би-Си» записала музыкальные треки для нового диска, который ожидает выхода в свет. С начала 2013 года мы продолжили активно выступать за рубежом. Летом 2013 года в знаменитом Рахманиновском зале Московской консерватории имени П.И. Чайковского состоялся сольный концерт ансамбля «Гадим Шарг» в рамках проекта научно-творческого центра «Музыкальные культуры мира» - VII Международного музыкального фестиваля «Собираем друзей». Выражаем искреннюю благодарность за приглашение художественному руководителю фестиваля, профессионалу своего дела, Маргарите Ивановне Каратыгиной. В эти же дни проходил этно-фестиваль «Путь к себе» в ЭтноМире (Калужская область), на котором мы также выступили с сольным концертом.  

С 2002 года я являюсь преподавателем кафедры мугама Азербайджанского Государственного Института искусств, с 2004 года – преподавателем Азербайджанской Национальной Консерватории, занимаюсь научной деятельностью.  

 - Что можете рассказать о международном фестивале в Астрахани, в котором вы приняли участие в начале сентября 2013 года? Как вас приняли? Сколько стран было представлено? На каком уровне было организовано данное культурное мероприятие?  

 - Международный этнофестиваль-конкурс «Голоса золотой степи» проходит в Астрахани уже не первый год. В этом году фестиваль уже четвёртый по счёту, в нем приняли участие представители 24 стран мира. Около 90 человек приняли участие в научной конференции, в том числе я и моя коллега, научный сотрудник Национальной Консерватории Азербайджана, кандидат наук Кямаляханум Асадуллаева, также выступившая с докладом. Я принимал участие на многих научных конференциях и хочу отметить, что конгресс и конкурс в российском городе Астрахань были организованы на очень высоком уровне. Мне все пришлось по душе – не знаю даже, сыграли ли в этом свою роль ностальгические чувства по общему прошлому или же дело в культуре деятелей науки, особая атмосфера научных конференций. Мне там все показалось настолько родным, что я чувствовал себя как дома – будто никуда и не уезжал из своей страны. Этот теплый прием, гостеприимство, высокий уровень конгресса, крайне интересные доклады и дискуссии – все было прекрасно. От души хотели бы поблагодарить Елену Михайловну Шишкину и оргкомитет IV Международного этнофестиваля-конкурса «Голоса золотой степи-2013» за приглашение, радушный приём  и отличную организацию мероприятий, проведённых  в рамках фестиваля.  

 Что же касается конкурса, то эти три-четыре дня были настоящим праздником для всех. Было очень много коллективов, представляющих разные народности в составе России. Были участники и из Украины, Казахстана, несколько коллективов представляли саму Астрахань. Атмосфера конкурса была настолько теплой и праздничной, что ни один из участников даже не чувствовал, что приехал сюда соревноваться. Все было очень просто, непринужденно, как на концертах на Родине… Самые добрые впечатления.  

 Эти факторы также способствовали тому, что мы в номинации «Сольное народное пение» заняли первое место – наш ханенде Вугар Таиров оказался победителем на Международном этнофестивале-конкурсе «Голоса золотой степи-2013». Мы исполнили национальные мугамные композиции, познакомив публику с образцами нашего народного творчества.  

 - Каковы планы вашего ансамбля? Намечаются ли гастроли в ближайшей перспективе?  

 - Позвольте мне ответить на этот вопрос известной шуткой: если хочешь рассмешить Аллаха, расскажи ему о своих планах. Планов на самом деле очень много. Я бы даже не назвал это планами. Это определенные обязательства. Нас опять ожидает визит в Москву в октябре этого года. У нас есть приглашения на конец марта – начало апреля следующего года в Канаду, США. В июне 2014 года мы опять посетим Москву, в июле ожидается визит в Хорватию, в августе – в Италию. Обговаривается визит в Шанхай, но его время пока не уточнено.  

 - В чем специфика реконструированного Вами тара? Какую особенность Вы в него внесли?  

 - Особенность этого тара заключается в том, что на нём в совершенстве можно исполнять не только азербайджанские мугамы и национальную музыку, но и музыку всего Востока. У нас существует стандартное представление о том, что на национальных инструментах можно исполнять только нашу национальную музыку. Но, исполняя восточную музыку на обычном азербайджанском таре, волей-неволей пробиваются нотки, присущие именно азербайджанской национальной музыке, что не может сполна передать все тонкости оригинального исполнения восточных композиций. Однако на этом таре уже не происходит уподобления, и любая восточная музыка исполняется в точности.  

 Особенностью этого тара является то, что он передает звук семи восточных музыкальных инструментов одновременно – индийской ситары, турецкого баглама, персидского сетара или сентура, азербайджанского ашугского саза, канона и уда. Поэтому именно этот тар и гавал являются основными «звуками» нашего ансамбля – этого вполне достаточно, чтобы объездить весь мир и передать всю палитру музыки разных восточных народов, в том числе достойно показать азербайджанскую национальную музыку. В этом таре достигнуто одновременное звучание нескольких национальных инструментов восточных народов.  

Во внешнем виде тара это не так сильно отражается. Просто добавлены струны, что придает определенный тембр и особенности игре на этом инструменте. Мы этим самым вернули то, что было утрачено в советский период. И сегодня исполнение мугама и национальных композиций ансамблем «Гадим Шарг» имеет своё особенное звучание, свою особенную красоту. С ними проявляются древние формы исполнения того же мугама, которые были, казалось бы, безвозвратно утрачены со временем. Это позволяет нам знакомить и наш народ, и весь мир с особенностями азербайджанской музыки, мугама.  

 - Вы были в разных странах мира, выступали перед различной публикой. Где все же она теплее, отзывчивее? В какой стране она понравилась вам больше всего, пришлась ансамблю по душе?  

 - Широкое развитие современных технических возможностей во всем мире играет большую роль в формировании вкусов людей, но все-таки вкусы и предпочтения людей не могут попасть под монопольную систему, под влияние какой-нибудь одной музыки.  

 Если мы обратимся к периоду 60-70-летней давности, то можем сказать, что кроме мугамов мы особо ничего разнообразного не слушали. Да, еще слушали симфоническую музыку, классические композиции европейских композиторов, игру на европейских национальных инструментах и т.д. Но это было не повсеместным явлением. В принципе, классическая музыка бывает сложной для восприятия, особенно, для массового. Мугам также имеет мощную силу воздействия, свою особую ауру, и его не могут слушать все подряд. Иногда даже сами азербайджанцы редко могут слушать мугам. Еще покойный Джаббар Гаръягды когда-то сказал, что мугам нельзя исполнять ни на свадьбах, ни на поминках. Мугам должен исполняться на элитных собраниях и только для тех, кто его понимает и может слушать. Это такая высшая музыка, что для ее прослушивания и понимания должны быть люди соответствующего уровня. Поэтому мы не должны никого обвинять в том, что тот или иной слушатель не может воспринимать мугам.  

 Не буду скрывать – во многих странах мы могли наблюдать, что иностранцы, христиане сидели в зале и слушали мугам – по сути мусульманскую музыку, в то время как наши соотечественники вставали и покидали его. Значит, этот человек не смог ее воспринять, не на том высшем уровне, на котором находится мугам. Он настолько много наслушался легкой музыки, что вкус уже сформировался примитивный и ограниченный, что не позволяет ему выходить за какие-то рамки. Но как немец, никогда не слышавший мугам, так внимательно слушает его? А азербайджанец встает и уходит из зала? Дело в том, что для того, чтобы слушать мугам, необязательно его знать ранее. Важно его понимать, обладать собственным музыкальным вкусом на уровне мугама. Все не должны одеваться как, например, дервиш или молла. Кто-то предпочитает классическую форму одежды, а кто – спортивную. И с музыкой точно так же. Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа.  

 Отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что еще ни разу не видел, чтобы кто-то покинул зал во время исполнения нашим ансамблем какой-то композиции, в том числе и мугама. Речь не идет о нас как об исполнителях – возможно, наше творчество кому-то нравится, а кому-то нет. Речь идет о богатстве самой музыки, ее специфичности. Это подтверждается фактами. Есть видео со всех наших выступлений, гастролей. Нет ни одного концерта, чтобы нас не провожали овациями. Бывает, по 15-20 минут держат на сцене. Это не простые аплодисменты. И в любом случае это - аплодисменты не нам, а нашей музыке, нашей культуре. Аплодисменты нам могут быть проходящими – сегодня могут приветствовать меня, завтра другого. Мы же стараемся, чтобы аплодисменты звучали нашей музыке, культуре, искусству, чтобы это служило стимулом для ее передачи будущим поколениям, чтобы видели, как другие народы с уважением, почетом и любовью относятся к нашей национальной музыке, оценивают ее по достоинству.  

 Что касается публики, то иностранцы слушают такую музыку чаще нас, так как для них это ново, необычно, незнакомо. Они этой чистой музыкой стремятся очистить свой дух, ведь она питает дух человека чистотой. И если музыка влияет на душу, воздействует на нее так сильно, то они могут ее воспринимать и слушать с особым интересом.  

 - Спасибо Вам за интервью и Ваше великолепное творчество. Могу лишь добавить, что сколько бы ни аплодировали национальной музыке, все же аплодируют, прежде всего, исполнителю или исполнителям, которые умеют эту музыку во всей ее красоте безупречно исполнить и передать публике. Благодарю.  

 Роман АГАЕВ

 

Махмуд Салах: Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа Махмуд Салах: Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа Махмуд Салах: Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа
Махмуд Салах: Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа Махмуд Салах: Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа
Махмуд Салах: Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа Махмуд Салах: Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа
Махмуд Салах: Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа Махмуд Салах: Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа
Махмуд Салах: Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа Махмуд Салах: Музыка – это «одежда» и «пища» для мозга, ума и духа