Необходима общественная дискуссия о новом территориальном делении страны

Президент Центра моделирования стратегического развития Союн Садыков после многочисленных откликов, предложений и критики в адрес его статьи об административно-территориальной реформе в интервью ИАП АЗЕРРОС продолжает разговор о модернизации государственной системы управления

- Ваша статья вызвала широкий общественный резонанс. Не могли бы вы прокомментировать отклики читателей?

- Первым делом мне хотелось бы поблагодарить сайт Гайдпарка и Сергея Сибирякова, разместившего там со ссылкой на сайт www.iarex.ru (Информационное агентство REX) мою статью «Северный русский административный округ: новые задачи, новое территориальное деление страны», вызвавшую живой интерес у читателей. Внимательно прочитал комментарии к моей статье и хочу также поблагодарить всех, кто включился в ее обсуждение. Спасибо за отклики, предложения, а также и за критику.

С кем-то я согласен в оценках своих предложений, а с кем-то готов поспорить. Но самое главное в данном случае, - это то, что многим нашим гражданам не безразлична судьба России и ее дальнейшее развитие.

Прежде всего, хочу отметить, что не все мои оппоненты поняли суть моей статьи, то есть, в чем смысл объединения или укрупнения регионов. А главный смысл данной инициативы заключается в том, что в случае принятия ее к разработке муниципальные образования избавятся от излишней зависимости и опеки губернаторов и чиновников разных мастей. И, пожалуй, самое главное, что укрупнение регионов приведет к значительному сокращению чиновничьего аппарата и различного рода структур, которые по большому счету не дают никакого экономического эффекта, а только лишь «проедают» бюджет и не дают возможности для полноценного развития муниципальных образований в селах, райцентрах и городах. Дело в том, что эти самые муниципальные низовые образования могут самостоятельно решать свои проблемы и поставленные перед ними задачи, имея на то достаточно денег и полномочий.

- Все ли регионы у нас имеют равные экономические возможности?

- Действительно, далеко не все они экономически самодостаточны: до сих пор существует неравномерность экономического развития отдельных территорий, что ведет к дисбалансу развития российских регионов и нарушению единства рыночного пространства.

Объединив несколько, к примеру, областных центров в один округ, необходимо направить все усилия на преодоление социально-экономических диспропорций, сложившихся в российских регионах.

Хочу обратиться к истории административно-территориального деления царской России. На рубеже 18 и 19 веков при образовании административных центров учитывалось количество населения и удобство путей сообщения, тогда преимущественно водных, позволявших связывать центры с окраинами губерний или уездов. Губернии являлись высшим звеном административно-территориальной организации царской России, где сосредоточивались важнейшие отрасли государственного управления, а также органы местного дворянского самоуправления — губернские земства. Стоявший во главе губернии губернатор имел широкие полномочиями и являлся представителем высшей правительственной власти и вместе с тем – местным органом Министерства внутренних дел. Ему подчинялась вся полиция губернии. В тех условиях могли несколько губерний объединить в одну административно-территориальную единицу под управлением особого представителя верховной власти — наместника или генерал-губернатора, наделенного большими полномочиями по сравнению с губернскими. Такое разделение страны на губернии и уезды соответствовало характеру и духу политики дворянского государства, обеспечивало удобство полицейского управления, позволяло сосредоточивать на местах необходимое количество полиции и чиновников.

К 1917 году существовало 8 таких генерал-губернаторств, созданных главным образом в окраинных районах страны. Необходимо отметить, что такое административно-территориальное деление царской России не увязывалось с территориальным разделением труда, историческими и природными условиями большой страны.

После революции руководство уже советской страны приступило к коренным административно-территориальным преобразованиям, опираясь на принцип единства экономического районирования, государственного состава и административно-территориального деления. Не обошлось здесь без шараханья из одной крайности в другую – чередования в объединении или дроблении территориальных единиц.

Первый этап воплощения административно-территориальной реформы относится к 1917 - 1922 гг. К примеру, на Северном Кавказе была создана Терская автономная социалистическая республика, объединившая чеченцев, ингушей, кабардинцев и остальных горцев… Мало кто знает, что тогда существовала Литовско-Белорусская республика. И таких примеров можно привести много. Наряду с укрупнением новых образований происходил активный процесс разукрупнения старых губерний. К примеру, из состава Владимирской и Костромской губерний выделилась Иваново-Вознесенская губерния, из Новгородской — Череповецкая, из Саратовской — Царицынская и т.д. Затем до 1929 года шла тенденция к объединению губерний. На политико-административной карте РСФСР возникла, к примеру, Уральская область, включившая в свой состав Свердловскую, Челябинскую, Пермскую, Тюменскую губернии и Тобольский Совет. А в Северокавказский край тогда вошли Донская и Кубано-Черноморская области, Ставропольская и Терская губернии и национальные автономии: Горская, Кабардино-Балкарская, Чеченская, Адыгей-Черкесская и Карачаевская; позже в его состав вошли Шахтинский и Таганрогский округа.

Затем, в 1930-е годы, началось дробление областей. Приведу всего лишь один пример такого дробления. Ивановская промышленная область была разделена на Ивановскую и Ярославскую. Изменения в политико-административном устройстве страны происходили и во время войны 1941 — 1945 г.г. и в послевоенное время носили эпизодический характер и не имели ни разумных доводов, ни логического объяснения. В 1954 году в честь 300-летия воссоединения Украины с Россией Крымская область была передана в состав Украинской ССР. В стране наблюдалась административно-территориальная «чехарда» с образованием и упразднением областей как в составе русской Федерации, так и в союзных республиках.

1990-е годы тоже не стали исключением для административно-территориального устройства России. В стране в рамках «парада суверенитета» менялись административные границы внутри регионов, и все это изначально уже не отвечало ни экономическим интересам субъектов Федерации и страны в целом, ни интересам рядовых граждан. В выигрыше были только чиновники, так как их количество только увеличивалось, и они получали новые карьерные возможности.

- Не станет ли Ваше предложение очередным экспериментом для России? И какие конкретные положительные результаты, по-вашему, следует ожидать?


- Как я уже говорил ранее, укрупнение регионов даст значительное сокращение чиновничьего аппарата, который действительно стал тормозом на пути нашей страны к модернизации и инновациям. Об этом не раз заявляли и руководители нашей страны. В России чиновник настолько себя чувствует уверенно в кресле, что может позволить себе практически все, что угодно: построить роскошный особняк, купить эксклюзивную машину и много другое, что практически невозможно иметь за те деньги, которые он получает от государства.

В одном только Воронеже госаппарат насчитывает около полутора тысяч человек. В среднем на одного чиновника из госбюжета тратится около 30-35 тысяч рублей. После несложных арифметических действий давайте посмотрим, во что это обходится государству и каков экономический эффект от работы сотрудников госаппарата. В большей или меньшей степени такая картина наблюдается в каждом российском регионе!

Сокращение всего лишь 20 процентов численности чиновников уже сэкономит около 50 миллиардов рублей федерального бюджета. Задумайтесь над этой цифрой! А ведь сэкономленные деньги можно направить на решение большинства социально-экономических проблем.

Помимо этого, думаю, что с сокращением чиновников, наделенных огромной кучей лишних функций, соответственно сократится и объем коррупции.

Я возвращаюсь к муниципальным образованиям. Их необходимо избавить от излишней опеки и контроля со стороны чиновников и дать им определенную свободу, пусть сами решают, куда направлять деньги, заработанные гражданами, и какие проблемы надо решать в первую очередь. Гражданское общество должно совместно с муниципальными властями решать, куда и на какие цели направлять бюджетные деньги.

Граждане должны принимать участие в выборе глав территориальных образований и спрашивать о результатах их работы, а если глава не оправдывает доверия своих избирателей, чтобы была возможность переизбрания нерадивого чиновника.

Мне до сих пор не понятно, почему в одном и том же городе имеется должность мэра города и главы администрации района этого города, а в последнее время вошла в моду и такая должность, как сити-менеджер. Это же целые штаты работников! Это все лишние должности, которые требуют только лишь дополнительных расходов.

По поводу раздела некоторых Северокавказских республик, в частности, Кабардино-Балкарии. Не все оппоненты поняли смысл моего предложения, поэтому критики в свой адрес я получил предостаточно. В таких объединенных по национальному признаку республиках национальный вопрос становится яблоком раздора внутри самого образования. Когда руководителем республики становится балкарец, это вызывает недовольство у кабардинцев, если кабардинец занимает высокий пост, раздражены балкарцы. И такая ситуация вызывает напряжение и нестабильность в республике. А разделение этой республики на два самостоятельных административно-территориальных образования решило бы много наболевших вопросов, в том числе и проблемы экстремизма и национализма, мешающие развитию Северокавказских республик. Считаю, что статус этих разделенных республик должен быть таким же, как и других отдельных республик России.

- Союн Касумович, не повлияет ли такое дробление на экономическое развитие данных республик?

- Я так не думаю. Считаю, что как только в этих новых образованиях решатся проблемы, связанные с экстремизмом и национализмом, то постепенно решатся и социально-экономические проблемы.

Занимаясь вопросами административно-территориальных образований, я обратил внимание, что между различными регионами России, например, в Центральном округе, помимо духа соперничества присутствует еще и недоверие или недоброжелательные отношения между жителями регионов. В случае укрупнения этих территорий эти разногласия со временем исчезнут, потому что регионы будут развиваться равномерно, и социальная напряженность сойдет на «нет». Все-таки укрупнение регионов даст возможность выровнять жизненные стандарты населения и приблизить их к стандартам, гарантированным российской конституцией.

- В случае укрупнения регионов как же, по-вашему, будет решаться вопрос центра? Где будет сосредоточена вся административная, судебная и другие централизованные властные структуры?

- Думаю, что в данном случае был бы логичным выбор определенной территории. Это может быть какой-нибудь небольшой город или районный центр, который необходимо будет со временем расширить и благоустроить, сделав его полноценным окружным центром. Возможно, это будет совсем новый город, построенный специально для чиновников.

Суть моего предложения заключается в том, чтобы у регионов и муниципальных образований было как можно больше полномочий. Люди должны иметь право участвовать в решении своих насущных проблем. Другими словами, народ должен сам вершить свою судьбу. На муниципальном уровне – в деревне, поселке или городе. Вот за это я и ратую.

- Но для создания новых административных центров нужны огромные деньги, а на строительство необходимой инфраструктуры уйдет немало времени.

- Согласен. Но все это очень выгодно в первую очередь самим регионам. Это даст толчок развитию региона, появятся новые возможности для проявления и выдвижения инициативных и энергичных руководителей. И строительство новых городов нужно, прежде всего, для самих людей. Создание новой и современной инфраструктуры – это движение вперед, выгодное как экономически, так и в социальном плане.

Регионы рано или поздно должны отойти от чрезмерной опеки федеральных центров. Министерство регионального развития РФ из Москвы решает, что нужно развивать в том или ином регионе, а это не совсем удобно для этих же регионов. С укрупнением регионов и появлением новых округов сама по себе отпадет необходимость в данном Министерстве. Округ сам будет решать, что ему полезнее развивать и строить на своей территории.

- А чем же тогда должен заниматься федеральный центр?

- До настоящего времени все эти вопросы и так были в ведении федерального центра. И что с того? Просто не успевает центр за всем этим хозяйством следить и управлять им. Убежден, что в регионах лучше знают положение на местах, и при наличии определенных полномочий многие вопросы решались бы намного оперативнее. Поэтому в новом округе нужен такой орган, который бы самостоятельно занимался вопросами регионального развития.

- Но сейчас такие департаменты имеются в областных центрах…

- Да, они есть, но у них нет полномочий, чтобы самостоятельно решать многие вопросы. А в новой структуре полномочия, которые имеются у федерального органа, необходимо передать самим регионам. И не только эти функции. Более половины полномочий нужно передать в округа. Тогда в регионах будет многое делаться намного эффективней, чем сейчас. В свою очередь округ должен передать максимальные полномочия муниципальным властям. Ответственным руководителям на местах намного лучше видно и понятно, что и как развивать или строить.

Министерство здравоохранения из столицы страны решает, в каком регионе ремонтировать или строить новую больницу. Или занимается распределением лекарств. Губернатору приходится «выбивать» деньги из федерального бюджета, и при этом он вынужден идти на поводу у тех, от кого зависит решение финансового вопроса, и соглашаться на всякие «откаты», лишь бы получить запрашиваемые деньги.

И налоги, собираемые на местах, должны распределяться самими регионами. Там должны решить, сколько денег нужно на оборону, армию и т.д. А остальное должно идти на развитие региона. И даже МЧС федерального уровня не нужно нам. Все чрезвычайные ситуации должны решаться на местах: пожары, наводнения и т.д. А федеральный центр должен выполнять государствообразующие функции: вопросы внешней политики, обороны страны, безопасности граждан и т.д. и т.п.

То есть все вопросы экономики, инфраструктуры, культуры, развития бизнеса и всего остального должны перейти в ведение округа. Регион должен сам определять, какой театр, библиотеку, художественную галерею или предприятие ему нужно строить или ремонтировать. И решение вопросов миграционной политики тоже нужно передавать на места. Не федеральный центр должен решать, сколько трудовых мигрантов нужно региону.

Если у регионов будут такие полномочия, то местное население будет более активным в вопросах местного самоуправления, потому что люди будут чувствовать ответственность в принятии решений, от которых зависит их будущее.

Федеральные органы власти, вмешиваясь в вопросы регионального развития, способствуют развитию коррупции, все больше отбивая у людей веру в компетентность власти и справедливость общества.

- Как вы думаете, кто будет основным противником в проведении таких реформ?

- Идея объединения регионов, выдвинутая мною, конечно же, не понравится чиновникам. И это понятно и логично: многие из них останутся не у дел. Объединение регионов повлечет за собой большое сокращение чиновников. Поэтому основной удар примет на себя госаппарат. Также это неминуемо должно привести к тому, что будут упразднены многочисленные посредники.

Вот они и станут основными оппонентами объединения регионов.

- Вы как оцениваете свою идею? Насколько она реальна, по-вашему?

- Нужна постоянная дискуссия на эту тему. Особенно я рассчитываю на истинных патриотов России, тех, кто действительно озабочен судьбой страны. До них нужно довести пользу от идеи укрупнения регионов. Поэтому должна вестись постоянная дискуссия в интернете, на телевидении, в печатных изданиях. И все возмущения по поводу того, что объединение регионов чревато межнациональными конфликтами, не имеют под собой никакого основания.

- А власть пойдет на такой шаг?

- На уровне губернаторов и чиновников никто не согласится на такое объединение. Кому захочется терять теплое место, свой статус? Ведь такое объединение коснется большинства людей. В каждом областном центре имеются многочисленные структуры, которые в новом территориальном образовании должны будут объединиться и стать централизованными. Поэтому восторга от своего предложения у властей не ожидаю. Поймите, это огромные финансы и влияние и, конечно же, кормушка. И потерять все это будет болезненно…

- Как вы считаете, президент России Владимир Путин поддерживает идею укрупнения регионов?

- Не могу сказать об этом однозначно. Но тогда президенту будет легче общаться и работать с несколькими губернаторами, чем ему приходится это делать сейчас. В моей идее много очевидных плюсов. А пока нужно создать комиссию, которая бы кропотливо обсуждала все «за» и «против» этой идеи, проводила бы определенную разъяснительную работу среди чиновников и населения.

Беседовала Екатерина ПИЛИПЕНКО