Такая, какая есть, или Мир человека

Такая, какая есть, или Мир человека Эксклюзивное интервью ИАП АЗЕРРОС с российской актрисой Розой Хайруллиной, получившей на 34-м Международном Московском Кинофестивале приз "Серебряный Георгий" за лучшую женскую роль в фильме "Орда"

Шла и думала, что встречусь с загадочной фигурой современного театра и сцены, зарождающейся звездой андеграунда российского кинематографа, уже по сути любимицей Табакерки, шла будто на экзамен. А увидела человека, которого ранее никогда не встречала и, наверное, в жизни таких и нет. В человеческой сегодняшней жизни. Или они где-то прячутся от глаз людских в своем другом мире, который нам, простым социумам и погрязшим в материи и материальности недочеловекам, просто непонятен. Роза Хайруллина – особая статья в современном кинематографе, особый взгляд. И за нее еще поборятся в мире кинокритиков, киносценариев, режиссеров и продюсеров. За нее и ее душу. Ее талант открытия и открытости. Она говорит устами, неведомыми современному человеку. Потому что Роза – другая….. Она любит Гринуэя, Кустурицу, ибо их фильмы настоящие, их можно «понюхать», «осязать»; она хочет быть такой, какая она есть; она давно бы могла быть в Москве, но считает, что хорошую работу можно делать и в Задрищинске; она не любит лжи и рафинированности мира. Она любит мир как дитя земли. Для нее не имеет значения слово религия, но религия для нее – это мир. Просто когда-то давно она поняла, что все это не имеет значения…

- Вас называют легендой нестоличного русского театра.

- Кто называет?

- Журналисты.

- Ну я ж еще не умерла, чтобы меня звать легендой, я ж еще над многим работаю.

- Но об этом говорят, ибо Вы становитесь известной в столичном театре и уже в кино, и уже так сразу «взяли» «Серебряного Георгия» на недавно прошедшем ММКФ . Как Вы считаете, для Вас самой есть понятие этой самой своей высоты?

- Нет.

- Но об этом говорят, ибо Вы становитесь известной в столичном театре и уже в кино, и уже так сразу «взяли» «Серебряного Георгия» на недавно прошедшем ММКФ. Как Вы считаете, для Вас самой есть понятие этой самой своей высоты?

- Нет.

- Зрителям церемонии закрытия ММКФ-2012 запомнилась Ваша «говорящая» минута молчания. Вы, по мнению многих, талантливая, самобытная актриса. У Вас существует какая-то философия жизни?

- Ну она у меня внутри меня.

- Вы с ней живете?

- Да я с ней живу и она у меня иногда меняется.

- Ваша философия проявляется как-то в жизни, в общении с другими людьми?

- Нет.

- То есть она только для Вас, Вы в ней живете, она у Вас внутри.

- Нет, ну наверное, я думаю, что люди, которые со мной общаются – им очень тяжело.

- А Вам с ними общаться легко, тяжело или по-разному?

- Я об этом не думаю.

- Что главное по-вашему в искусстве актера. И разделяете ли Вы, вот сейчас получив эту премию, понятия киноиндустрии и актерского мастерства, актерского дела?

- Нет, для меня это не разделяется.

- Как Вы считаете, на сегодняшний день российская киноиндустрия выпускает достойные картины, можно сказать, что у нас процветает как-то искусство кинематографа?

- Ой, оно само процветает, но оно знаете, у нас процветает все подпольное.

- Такое искусство арт-хауса, немассовое искусство, да?

- Да, такой арт-хаус.

- И оно действительно развивается, Вы считаете?

- Очень.

- Вы сыграли роль ханши Тайдулы в «Орде» Андрея Прошкина, символической фигуры в истории Золотой Орды и в истории ислама. Вот что для Вас было играть мусульманку?

- Я не думала об этом. Я просто играла. Я просто играла человека.

- В фильме были представлены исламская и христианская вера. В фильме для Вас это как-то разделялось?

- Нет. Я Вам скажу, мне очень нравилось, как моя бабушка говорила. Это было так здорово, она ответила мне на всю мою оставшуюся жизнь. Она сказала: «Бог, он один, он не имеет национальностей, потому что… Ну представь, сидит чувашин, мордвин… Он один.

- В том числе фильм «Орда» он и эту идею хотел донести до зрителя?

- Да.

- А какой герой ближе всего Вам или по духу или может быть какими-то сомнениями, исканиями героя?

- Ну там знаете, и Суханов, и святитель Алексей, и те люди, которые сопровождают его… Потому что у каждого свое и каждый приходит к единому, к общему.

- Завершение одно.

- Да.

- Скажите, а Вы впервые работаете со сценарием Юрия Арабова, столь известного уже патриарха сценарного искусства?

- Да.

- Вам понравилось?

- Очень! И я мечтала об этом. Я всегда, когда смотрела фильмы Сокурова, я всегда думала, как бы вот до его сознания дойти. Я же понимаю, о чем он писал. А совершенство актерское, человеческое, оно не дает этого, понимаешь? Не каждый же день рождаются Моцарты.

- Cкажите, Вы довольны своей ролью ханши, Вы считаете, Вы сумели донести до зрители все, что хотели сказать?

- Не буду говорить. Довольна или недовольна. Я просто не люблю этих слов.

- Но Вы считаете, что сумели донести до зрителя?

- Не знаю, это будет решать зритель, осенью решит.

- Хорошо. А какие у Вас творческие планы на будущее?

- Пока не буду говорить.

- Что для Розы Хайруллиной важно в жизни?

- Важно, чтоб осень пришла, а за осенью – зима, а за зимой – весна.

- Вы играли и в постановках классических произведений и произведений относительно современных авторов и в каждую из ролей и видение произведений Вы вносите свой индивидуальный подход. В Вашем репертуаре достаточно авторов-абсурдистов. Для Вас это близко, Вам важен этот мир?

- Мир абсурда? Ну наша жизнь вся абсурдная.

- Да. В одном из интервью Вы говорили о всеобщей депрессии поколений, что внутри людей какой-то трагический взгляд.

- Да.

- Для Вас это близко. Вопрос счастья вообще существует для Вас?

- Сейчас уже нет.

- А чем для Вас является творчество и что для вас творчество?

- Ну из ничего…

- Вы живете творчеством?

- Ну, наверное, только им и живу. А иначе можно сдохнуть. Если на мир смотреть другими глазами, если на мир смотреть чуть-чуть искаженными глазами, как собака, которая видит человека не так, как он есть, а продолговато, и так видеть, тогда, наверное, можно не сдохнуть.

- Среди всеобщей депрессии как Вы считаете, у России вообще светлое будущее?

- Не думаю.

- Вы можете назвать своего любимого автора?

- У меня их много. Ну это Достоевский, это Чехов, но это уже так банально… Это Улицкая, конечно же. Это Франц Ксавер Крец, это Фолкнер.

- Для Вас в создаваемом художественном мире, я так понимаю, важна не конкретика, а, как Вы сказали, абсурдизм, порой размытость времени и пространства, реальности и ирреальности. Играя, Вы оставляете место для фантазии зрителя, он сам может домыслить и дать свою интерпретацию?

- Он умнее, чем я. И это важно знать.

- Он умнее. А кто умнее – автор, исполнитель или зритель?

- Зритель.

Беседовала Анна УСАНОВА