Чужие среди своих и не свои среди чужих

18 июл 2012
Чужие среди своих и не свои среди чужих






















Письмо читателя ИАП АЗЕРРОС президенту ФНКА АзерРос в связи с его участием в конференции о положении лезгинского и аварского народов в столичном Президент Отеле 18 июня текущего года

«…а нам надежда и терпенье, одни остались в утешенье…»
А.С. Пушкин


Уважаемый Союн Касумович, в июне текущего года в Москве была проведена конференция по проблемам лезгинского и аварского народов, проживающих в Азербайджане. Основными тезисами выступающих на этой конференции были: дискриминация, ущемление национальных интересов в гражданских, правовых, культурных, религиозных и кадровых сферах. По всей видимости, люди, организовавшие данное мероприятие, выбрали тактику нападения в качестве лучшего способа обороны, потому что все вышеназванные процессы присущи положению азербайджанцев в Дагестане. Не хотел бы уподобляться в бессмысленную лирику, поэтому перейду к фактам.

О кадровой дискриминации

2 мая 1992 года между братьями Абузаровыми, азербайджанцами по национальности, и одним из одиозных лидеров лезгинского национального движения, Садвалом Салиховым, произошла бытовая ссора, перешедшая, к сожалению, в перестрелку, в результате которой потери были с обеих сторон, в том числе погиб и сам Салихов.

Данный факт стал своеобразным «подарком» для радикальных националистов в среде лезгинского народа, которые, воспользовавшись «удобным» случаем, безвластием, хаосом, происходящими в стране в тот период, вывели лезгин на площадь и улицы города Дербента с требованием отставки главы города Эдисона Пашабекова. Между тем, Пашабеков не имел ничего общего ни с криминалом, ни даже с людьми, участвовавшими в данном локальном конфликте. Даже спустя 20 лет Эдисона Пашабекова называют последним чиновником такого ранга, работающим во благо города и людей, вне зависимости от их национальности. Кстати, именно на период работы Пашабекова в качестве главы города наблюдался наиболее динамичный рост числа лезгин в Дербенте. Единственной «отрицательной» характеристикой Пашабекова была его национальная принадлежность – азербайджанец. И лезгины, ведомые своими псевдонациональными лидерами, еще вчера благодарившие главу города за оказанную помощь, скандировали «Пашабекова – в отставку!»

Пашабеков ушел, и поехало-понеслось. Я не зря упомянул выше о событиях 1992 года, потому что именно с этого момента берет свое начало антиазербайджанская волна в Дагестане и в Дербенте, в частности. Сменивший Пашабекова на его посту Алчиев Юрий Николаевич передал бразды правления городом Феликсу Казиахмедову, лезгину по национальности. Это человек, которому Дербент «обязан» потерей парков, скверов, линии берега моря и даже тротуаров, проданных с легкой руки мэра, и разрухой, которая будет слышаться отголоском в истории Дербента еще много лет.

Но Казиахмедов был относительно лояльным человеком, он завуалированно осуществлял процесс лезгинизации Дербента, оставляя те или иные ничего не решающие должности за представителями азербайджанского и других народов. По крайней мере, он был более лояльным по сравнению с Имамом Яралиевым, который пришел к власти в Дербенте в 2010 году. Он добился поста мэра города всеми мыслимыми и немыслимыми методами, в том числе с помощью подкупа. Это он в интервью газете «Новое дело» в октябре 2008 года открыто называл Дербент «лезгинским», и это несмотря на то, что лезгины по численности уступали азербайджанцам. Это он в книге «Хаджи Давуд» обещает расправиться с тюрками и иранцами, оскорбляет мусульман-шиитов.

В отличие от уже упомянутого Салихова новоиспеченный мэр Имам Яралиев был не просто лидером лезгинского национального движения «Садвал», он был его основателем, за что получил в среде лезгин прозвище «Имамдах» – «дядя Имам». В одном из своих первых совещаний в качестве мэра «дядя Имам» официально заявил, что при распределении должностей в городе будет соблюдаться национальный паритет.
Однако реальная картина складывалась совсем иначе. Под различными предлогами были смещены с должностей азербайджанцы, возглавляющие: управление архитектуры и градостроительства – Алиев, жилищно-коммунального хозяйства – Абдуллаев, отдел службы судебных приставов – Мутаев, межрайонную инспекцию по налогам и сборам – Балаев. Под маркой реорганизации потеряли свои руководящие должности директор Горзеленхоза К. Меджидов и руководитель службы водоснабжения города М. Сеидов. На смену им назначаются исключительно лезгины.

Во всей таможенной службе республики, насчитывающей около 2 тысяч сотрудников, работает всего лишь один, повторюсь, один азербайджанец! Как эстафетную палочку передают друг другу представители лезгинского народа и должность директора Дербентского исторического музея, тоже ранее возглавляемого азербайджанцем. В состав музея входит не просто исторический объект, а визитная карточка Дербента, - цитадель «Нарын-Кала», в которой сегодня туристам уже не рассказывают о Хосрове Ану-Ширване I, а предлагают у входа купить книгу истории становления и развития «великого лезгинского государства» под названием «Кавказская Албания – Лезгистан».

Более года в опале у Яралиева находиться начальник регистрационного отдела Исаев, дело которого рассматривается в суде, в то время как в его кабинет уже переехал еще один лезгин. И это не полный перечень, доказывающий вытеснение азербайджанцев с занимаемых должностей. Ситуация усугубляется и тем, что смена чиновников руководящего звена впоследствии приводит к аналогичному антиазербайджанскому процессу в составе рядовых кадров. Моему товарищу, работнику земельного комитета городской администрации, прямым текстом было сказано: «Тебе здесь не место».

Свежа на памяти история, происшедшая с братьями Казимовыми, которые после успешной сдачи вступительных экзаменов для зачисления в список студентов медицинской академии должны были указать, что они лезгины. Больше всего в вопросе кадрового распределения огорчает тот факт, что сразу после вступления в должность лезгина, этому посту неофициально придается этнический характер, это становится «лезгинское» место.

На санкционированном митинге по поводу кадровой дискриминации, организованном азербайджанской молодежью Дербента, представитель городской администрации заявил, что среди азербайджанцев «нет достойных и профессиональных кандидатов». На нашу реплику с упоминанием лиц азербайджанской национальности, имеющих опыт работы и кандидатские ученые степени, представитель администрации ответил молчанием.

О культурной дискриминации

На сегодняшний день в Дербенте функционирует прекрасно отреставрированный и оборудованный в современном стиле Лезгинский музыкально-драматический театр. А здание Государственного азербайджанского драматического театра несколько лет стоит в руинах, живя обещаниями властей осуществить в нем реконструкцию и ремонт. Постановки азербайджанского театра проходят в здании лезгинского театра.

О религиозной дискриминации

Духовное управление мусульман Дагестана по сей день отказывается признавать Джафаритский мазхаб Ислама, открыто критикуя и поливая грязью шиитов. Тем самым оно нарушает конституционные права шиитов на свободу религиозного исповедания. Древнейшая мечеть России «Джума-Мечеть» города Дербента, принадлежащая шиитам, постоянно подвергается физическим нападкам со стороны представителей иных мазхабов, требующих установления своих правил на территории мечети.

Ситуация уже не раз разрешалась путем физического противостояния, на которое представители правоохранительных органов смотрят «сквозь пальцы». В данной ситуации нам не понятно желание суннитов, озвученное одним из выступивших на конференции, вести диалог с шиитами в Азербайджане, учитывая радикально отрицательное отношение суннитов к шиитам в Дагестане, где ни о каком диалоге суннитская сторона слышать не хочет.

О гражданской дискриминации

Азербайджанцы в Дербенте преимущественно проживают в исторической части города, называемой Магалами, у подножья горы, на которой величественно располагается цитадель «Нырын-Кала». Магалы Дербента включены в список Всемирного Наследия Юнеско как «музеи под открытым небом». К сожалению, несмотря на международное признание, данная часть города наименее интересует местные органы власти.
В летний период тут регулярно отключают воду, люди вынуждены проезжать десятки километров, чтоб привозить ее сюда. Дороги Магалов превратились в руины, последний раз асфальт эти дороги видели в 1970-х годах. Неоднократные письменные обращения, под которыми подписывались сотни жителей древних Магалов, остались лишь макулатурой на рабочих столах местных чиновников.

Ситуацию, в которой сегодня оказался азербайджанский народ, издревле проживающий на территории современного Дагестана, без преувеличения можно назвать крайне сложной и плачевной. Это люди, брошенные в тиски царской России в 1813 году, росчерком пера ставшие жертвами порабощения сурового социального реализма «суверенной Северо-Кавказской республики», накрытой волной национализма, желающей жить по своему сценарию, места в котором азербайджанскому народу так и не нашлось.
В чем вина нашего народа? Быть может, в том, что он внес огромный вклад не просто в развитие, но даже в становление той же лезгинской и иных культур. На лезгинских свадьбах по сей день поют азербайджанские песни. Лет 10 назад, и мы этому свидетели, 21 марта ничем не отличался в календаре лезгин от других будних дней, за исключением того, что гостеприимные азербайджанские друзья пригласят в гости и усадят за накрытый стол в честь праздника Новруз, угостят пахлавой и другими сладостями, коих в азербайджанской кухне немало. Сегодня 21 марта – это «древнейший лезгинский национальный праздник Яран-сувар».

Или, быть может, вина дагестанских азербайджанцев в том, что, набравшись опыта на нефтепромыслах именно в Азербайджане, современные лезгины освоили нефтегазоносные районы России. А может, в том, что даже в общении со Сталиным лезгинский поэт Сулейман Стальский говорил на азербайджанском, чтоб его поняли. Или в том, что Дербент и его азербайджанский народ дали миру великого поэта Гумри, героя Советского Союза Шамсуллу Алиева. Или в том, что современная азербайджанская молодежь Дагестана не уходит в леса, примыкая к незаконным вооруженным формированиям. В этом?

Быть может, я не силен в геополитике, но мне однозначно понятно одно: федеральный центр в лице официальной Москвы целенаправленно поддерживает представителей лезгинского народа в целях укрепления рубежей в южных границах, и поддерживать азербайджанцев на границе с Азербайджаном было бы, с их точки зрения, наверно, не правильным.

В таком случае, я хотел бы посоветовать представителей федеральной российской власти приехать в Южный Дагестан, где проживают преимущественно лезгины, и своими глазами увидеть процветание ваххабизма, радикального исламизма, который не хочет жить по законам «Великой России», как подхалимажно называют ее лезгины. Пусть они увидят бесчинство лезгин в пунктах пропуска через границу: за плату местные жители перевезут ваш товар в обход пограничного и таможенного контроля, а всякие попытки представителей пограничной и таможенной служб помешать этому жестко пресекаются со стороны местной «братвы». В прошлом году был жестоко избит полковник пограничной службы ФСБ РФ за то, что отказался играть по их правилам. На днях местной «братвой» из травматического оружия был обстрелян сотрудник пограничной службы, который с тяжкими телесными повреждениями находится сейчас в больнице.

В «Джума-мечеть» города Дербента постоянно обращаются граждане Азербайджанской республики, которых таксисты из числа лезгин, проживающих в приграничных районах, вывозят в неизвестном направлении и грабят.

В последнее время в общественности лезгин вновь начала набирать обороты идея 1990-х годов о создании великого Лезгистана на территории Дагестана. Не это ли прямая угроза территориальной целостности России, которую, кстати, азербайджанцы свято чтут и уважают? Этот печальный список, подтверждающий «верность» закону России лезгинским народом, можно писать томами.

Уважаемый Союн Касумович, мы надеемся, что эту правду, от которой и в Москве, и в Баку то ли отказываются, то ли не знают, Вы сможете донести до общественности и на следующем совещании расскажете про забытых и в России, и в Азербайджане азербайджанцев Дагестана, в ответном слове «не поведете оппонентов в их горы», говоря о терактах, а приведете вышеназванные факты.

Нам очень больно осознавать, что о проблемах лезгин, в том числе о двух небольших лезгинских селах в Азербайджане, говорили на уровне президентов России и Дагестана, писали в СМИ, их освещали на ТВ, а о проблемах 120 тысяч азербайджанцев, проживающих в Дагестане, ведомо только Всевышнему Господу.

Но надежда все-таки живет в нас, и мы надеемся, что благодаря таким людям, как Вы, нас услышат и поймут.

Салим СУЛЕЙМАНОВ, Дербент