Эксперт: Включение Кремля в список ЮНЕСКО – это ответственность, а не медаль

27 авг 2012
Эксперт: Включение Кремля в список ЮНЕСКО – это ответственность, а не медаль

Главная историческая достопримечательность России - Московский Кремль - может быть исключен из списка объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Об этом заявила ученый секретарь совета по наследию Союза архитекторов России Ирина Заика. Причиной тому строительные работы, которые проводятся на территории Красной площади и самого Кремля.

Речь идет о трех точках. Во-первых, это строительство некоего хозяйственного блока в Тайницком саду, необходимого для нужд кремлевских обитателей. Во-вторых, стройка около Кутафьей башни. Это парадный вход в Кремль, по которому ежедневно проходят тысячи туристов. Что строится в этом месте – неизвестно: там нет даже информационного щита на заборе.

Третья точка - реконструкция четырнадцатого корпуса. Представители власти говорили, что он не является объектом культурного наследия, но при этом здание находится на территории Кремля. По словам экспертов, этот корпус стоит на территории снесенных в 1920-30-х годах Чудова и Вознесенского монастырей. Под землей сохранились целые сводчатые помещения и нижние этажи.

Интересно, что Московский Кремль и Красная площадь находятся в списке всемирного наследия ЮНЕСКО уже 22 года, и все это время не звучало никаких угроз. И действительно, сразу же за тревожными заявлениями об исключении появилось официальное опровержение. Ответственный секретарь российской комиссии по делам ЮНЕСКО Григорий Орджоникидзе заверил, что даже речи нет об исключении Московского Кремля из списка объектов всемирного наследия. Эту информацию он назвал «уткой». Корреспондент МТРК «Мир» встретился с членом Общественной палаты России, координатором движения «Архнадзор» Константином Михайловым и поговорил с ним о том, получится ли сохранить Кремль и Красную площадь от лопат и бульдозеров.

В чем, собственно, суть конфликта российских властей и ЮНЕСКО?

ЮНЕСКО, уже несколько лет требует и в очередной раз потребовала от наших властей информацию о строительных работах в Кремле. В общем, это повторяется из года в год. Ничего нет хорошего в том, что мы как-то медлим с предоставлением этой информации, но чтобы дошло до исключения Кремля из списка всемирного наследия ЮНЕСКО должно случится нечто гораздо более серьезное. Например, если начнем строить посреди Соборной площади стеклянный небоскреб, тогда да, этот вопрос неизбежно встанет, но пока, слава Богу, до этого не дошло.

Стоит ли беспокоиться о том, что древний Кремль как-то неузнаваемо преобразится? Чем грозит строительство на его территории?

Тревога определенная за вид Кремля существует. Не только среди международной общественности архитектурной, но и среди отечественной отрасли, среди экспертов и среди градозащитных организаций. Потому что мы видим, что в Кремле есть три точки, где идет строительство и реконструкция, которые не прошли окончательно согласование даже на национальном уровне. Никаких консультаций с экспертами ЮНЕСКО о них тоже, судя по всему, не было. По крайней мере, ЮНЕСКО продолжает недоумевать и слать нам запросы.

Какие конкретно объекты вызывают вопросы у экспертов?

Я имею в виду реконструкцию так называемого 14-го корпуса у Спасских ворот в Кремле, я имею в виду строительство сельскохозяйственного блока в Тайницком саду и то что строительство, которое видит каждый проходящий мимо Кремля. Это строительство, ведущееся по обе стороны Кутафьей башни, перед мостовым укреплением, перед Троицкими воротами.

Мы предпочитаем занять такую позицию: вот мы сами с усами, нам и с отечественными экспертами обсуждать, в общем-то, нечего, с зарубежными тем более, вот как пожелаем, так и сделаем. То есть, от этого рождается вполне обоснованная тревога за то, как будет выглядеть Кремль после этих небольших реконструкций.

То есть, для ЮНЕСКО принципиально, чтобы объект оставался неизменным?

Никто ведь не противится из принципа, чтобы в Кремле не смел никто переставить ни один камень с места на место. Но нужно это делать в соответствии с законом и с духом тех международных обязательств, которые мы на себя взяли. Потому-то у нас очень часто попадание объекта в списки наследия воспринимают, как какую-то дополнительную золотую медаль, типа олимпийской. Вот мы добились того, что у нас еще и еще, вот еще вот это представить. На самом деле, включение объектов в эти списки - это груз ответственности, который на себя берет страна. Она признает [объект] уже не только наследием собственного национального масштаба, но и наследием масштаба человечества. Мы берем на себя ответственность за его сохранение, за то, чтобы передавать его по эстафете поколению в неизменном виде, чтобы он не разваливался, и чтобы облик его не искажался. Вот это надо понимать.