Эльшан Мамедов: Одна из моих главных задач − соединить художественное качество с коммерческим успехом

Эльшан Мамедов: Одна из моих главных задач − соединить художественное качество с коммерческим успехом Эльшан Мамедов − невероятно творческий человек, поражающий своей энергией, любовью к театру, своим новым видением привычных вещей и событий. Каждый его спектакль – возможность посмотреть на мир по-новому.







AZERROS: Эльшан, недавно состоялась премьера Вашего нового проекта «Тапёр-шоу». По-моему, был полный успех! Как родился этот удивительный спектакль?

Э.Мамедов: Я уже более 20 лет занимаюсь продюсированием в драматическом театре, но, несмотря на «узкую специализацию», во всех работах всегда пытался выйти за рамки привычного формата. Кроме того, за 21 год существования продюсерской компании «Независимый театральный проект» мы выпустили 23 спектакля, многие из которых поставлены по пьесам, никогда ранее не ставившихся в России, - то есть мы экспериментируем не только с форматом, но и с текстом. Однако «Тапёр-шоу» - эксперимент даже для меня. Это эксперимент на грани здоровой авантюры. Стало тесно, захотелось чего-то совсем свежего. И появился новый формат, который не только мы, его создатели, находим уникальным и не имеющим аналогов в мире.

Я вырос в музыкальной семье, - так что музыка у меня в крови с детства. Тем не менее, музыкальным театром я почти не занимался. Разве что на «заре туманной юности» как мог помогал своему другу Дмитрию Бертману в становлении «Геликон-оперы». Несколько лет назад во Франции я случайно попал на спектакль-концерт струнного квартета, который так и называется Le Quatuor («квартет»). Это очень известный французский коллектив, который был создан ещё в 1981-м году. «Le Quatuor” - квартет виртуозных музыкантов, театрализующих музыку, - я стал их фанатом. Потом я ещё пару раз был на их концертах и каждый раз понимал, что мне в них не хватает именно театра. Мне хотелось, чтобы было больше игры, больше действия, больше смыслов.

С этой идеей я жил довольно долго, пока мы не возобновили творческий контакт с моим старым товарищем, хореографом Игорем Оршуляком. Мы познакомились с ним 12 лет назад при работе над нашим знаменитым спектаклем "Ladies' night. Только для женщин", - он ставил финальное шоу. И получилось так, что это была его первая крупная работа в драматическом театре.

Игорь Оршуляк – топ-хореограф, один из первых хореографов страны. Когда я наблюдал за тем, как он репетирует, мне было абсолютно очевидно его режиссерское мышление. Игорь не просто ставит танцы, каждый его танцевальный номер - это сюжет, развитие, образы. Для моей истории как раз нужен был именно такой режиссер. И надо сказать, мне недолго пришлось объяснять Игорю, чего я от него хочу. Он понял меня с полуслова, вдохновился идеей и сказал, что готов заняться проектом. Ведь это не просто форматная постановка репертуарного театра, когда за 2-3 месяца ты делаешь спектакль. Здесь надо было отобрать исполнителей, долго их учить, а потом придумать и поставить спектакль. Игорь Оршуляк и оказался тем самым человеком, с которым мы стали соратниками. В мае 2012 г. мы начали кастинг, длившийся 4 месяца. Просмотрели около 90 музыкантов, из которых отобрали 4-х. 10 октября 2012 г. прошла первая репетиция, а ровно через год, 10 октября 2013 г., состоялся первый спектакль в Омске.

Многие относились к моей затее скептически, не удивлюсь, если кто-то серьезно думал, что я сошёл с ума. Ведь есть проторенная дорожка, на которой мы одни из первых, если не первые, для чего все эти «прожекты»? И надо сказать, что без поддержки тех немногих поверивших мне было бы очень сложно. Руфат Заиров – мой одноклассник, друг, партнер и неизменный финансовый директор, - тот самый человек, без которого я мог бы сломаться, сорваться, - проект давался очень тяжело.

AZERROS: Кто такие Тапёры и что это за музыкальный жанр «Тапёр-шоу»?

Э.Мамедов: «Тапёры» – это музыканты, которые в эпоху «великого немого» в первых кинотеатрах аккомпанировали фильмам. У «Тапёр-шоу», как я сейчас понимаю, есть все шансы вырасти из названия спектакля в обозначение жанра. На сцене в «Тапёр-шоу» классический струнный квартет, который действует отнюдь не классически. Наши актеры-музыканты не только исполняют сложнейшую музыку «всех времён и народов», но и рассказывают историю, существуя на сцене как актеры, танцоры, акробаты. Катаясь на роликах, отбивая степ... А сама история про то, как четверо тапёров остаются без работы после того, как кино становится звуковым. Они начинают искать себя в новой жизни, демонстрируя, что всегда можно вырваться из «дня сурка» и сделать шаг, что возможности человека безграничны.

Кстати, мнения музыкальной тусовки сильно разделились. Одни, и их, к счастью, большинство, с восторгом воспринимают эту историю. Понимают, как сложно делать то, что делают ребята, да ещё на таком уровне. Другие, - их, слава богу, меньшинство, относится к нам осторожно: «Как же так? Вы же рушите все каноны! Как можно играть на виолончели, не сидя на стуле?» Оказывается, всё можно, просто мы живем в клише, а эти клише надо разбивать.

Я помню первые репетиции с ребятами. Несмотря на то, что они очень прогрессивные, молодые, свежие, желающие что-то пересмотреть, выйти за границы профессии, у них очень много времени ушло на то, чтобы научиться другому звукоизвлечению, другой манере подачи, игры. На сегодняшний день они могут исполнять всё, что угодно. В этом и сила коллектива. Мы можем играть Вагнера, Прокофьева, БониМ, джаз. И всё это будем играть на классических инструментах, стоя при этом на голове.

AZERROS: Это получилось здорово. Я был в восторге.

Э.Мамедов: Я очень рад. Вы не представляете, сколько сил пришлось нам всем положить на этот результат! Мы выпускали наш спектакль в Омске, в партнерском театре, и первые три раза сыграли именно там. После одного из спектаклей на меня «бросилась» одна из руководителей Омской филармонии с криком: «Вы понимаете, что вы делаете?! Вы заставляете молодежь с удовольствием слушать виолончель, а мы её и силком не можем загнать на симфонический концерт!» И действительно, я часто после «Тапёр-шоу» слышу в фойе реплики молодёжи: «А скрипка-то это, оказывается, клёво, нескучно! Давай сходим в филармонию!» Если наш спектакль станет поводом для посещения симфонического концерта, я буду счастлив.

Эльшан Мамедов: Одна из моих главных задач − соединить художественное качество с коммерческим успехом на фото: "Тапер-шоу": Эльшан Мамедов - продюсер, Игорь Оршуляк - режиссер, хореограф. квартет: Александр Козловский - виолончель, Павел Цветков - скрипка, Алексей Завгородный - скрипка, Андрей Чапоров - альт.





AZERROS: Чем Вы и Ваша продюсерская компания «Независимый театральный проект», которая считается самым крупным частным театром России, в ближайшее время собираетесь удивить своих зрителей?

Э.Мамедов: Задачи удивлять у меня нет. Я просто стараюсь сделать что-то свежее, неожиданное, - то, что может конкурировать с современными средствами человеческих коммуникаций. Только что мы сыграли премьеру спектакля «История любви. Комедия ошибок» по пьесе Жеральда Сиблейраса, одного из самых крупных французских драматургов. Другая, самая известная его пьеса, «Ветер шумит в тополях» под разными названиями идёт во многих российских театрах. Наш спектакль − премьера пьесы в нашей стране. Мы будем её играть в постановке прекрасной творческой команды из Литвы. В главных ролях – российские молодые звезды Светлана Ходченкова, Александр Устюгов, Петр Красилов, Константин Юшкевич, Анна Уколова, Дмитрий Малашенко. Это молодая и креативная команда, которая играет очень современную историю любви.

AZERROS: Какую основную задачу Вы ставите перед собой как продюсер? Наверное, чтобы были полные залы?

Э.Мамедов: Я не могу не ставить перед собой такой задачи, мы же не государственный театр. Задача, конечно же, чтобы были полные залы, но из отборной, театральной публики. Один английский театральный критик в своё время отметил, что публика делится на три части: одна часть – в любом случае купит билет, потому что ей интересно. Это театральная публика. Вторая часть – никогда не купит билет. Ей театр не нужен, в ней нет театральной бациллы. А вот третья часть – колеблющиеся, которых можно привлечь. Вот из этой части мы имеем свежий приток зрителей.

Я не хочу работать на публику, которой не нужен театр. Ведь можно и зайца научить курить, но от этого он не станет человеком. Я работаю на театральную публику, которую стремлюсь приумножать. Кстати, об этом как-то писала критика, - что среди многих молодых независимых театров мы – редкий случай коллектива, у которого сформирована «своя» публика. Вообще-то, 20 лет с одной стороны это много, с другой – мало. Для частного театра в нашей стране – очень много. Для истории – очень мало. Тем не менее, повторяю: у нас есть своя публика. И моя работа – не просто найти деньги на спектакль, а придумать, под что эти деньги нужны, - какого автора, тему, пьесу, актёра; а придумав всё это, соединить художественное качество с коммерческой составляющей.

AZERROS: Назовите самую удачную Вашу продюсерскую работу в театре. И почему вы так считаете?

Э.Мамедов: Это невозможно. Ведь каждая работа так выстрадана! И каждая работа рождается внутри компании. Я готов на примере «Независимого театрального проекта» доказать, что продюсерский театр может быть авторским. Я не ищу режиссеров с идеями, я сам им предлагаю идеи. Поэтому для меня каждая работа выношена, как ребенок. Многие спектакли мы делали как бы вопреки.

Например, когда в 1999 г. репетировали спектакль «Мастер-класс» о Марии Каллас, мне все говорили: «Что ты делаешь? Кто в этой стране знает Каллас?! Кто на это пойдет?!» Тем не менее, мы сыграли спектакль около 200 раз, и роль Каллас стала выдающейся работой Татьяны Васильевой. У нас есть спектакль "Ladies' night. Только для женщин", за который не решались браться из-за пограничности темы. Он уже 12 лет держит первое место по посещаемости в Москве.

AZERROS: А много еще долгожителей в вашем репертуаре?

Э.Мамедов: Спектаклю "Боинг-Боинг" в этом году исполняется 10 лет. Он поставлен по пьесе, вошедшей в книгу рекордов Гиннеса как самая часто ставящаяся французская пьеса. Спектакль «Трактирщица» был в афише 7 лет. Спектакль "Госпиталь "Мулен Руж", который мы перестали играть в прошлом году, шёл с 2005 г.

AZERROS: Ваш театральный проект занимается благотворительностью. Вы помогаете фонду «Жизнь», т.е. помогаете больным детям. Как Вы, будучи частным театральным проектом, не получая помощи от государства, умудряетесь заниматься и таким благородным делом?

Э.Мамедов: Спасибо Вам за вопрос. Во-первых, помогать нуждающимся в помощи - наш долг, а, во-вторых, ставя спектакль "Девочки из календаря", суть которого – идея благотворительности (это история, основанная на реальных событиях, про то, как английские домохозяйки из маленького городка выпустили благотворительный календарь), грех было не подружиться с фондом «Жизнь» и не придумать проект совместного сотрудничества. Кстати, в прошлом году, на благотворительный спектакль к нам приезжали эти потрясающие англичанки, которые стали прототипами пьесы. Они посмотрели спектакль, были от него в восторге и сказали, что наша версия лучшая из всех, которые им довелось видеть, а они смотрели около 30 вариантов по всему миру. Нам было приятно.

AZERROS: Не могу не спросить Вас о Ваших корнях. Расскажите, пожалуйста, о себе. Где Вы родились? В какую школу ходили? Кто Ваши родители?

Э.Мамедов: Родился я в Баку. Мои родители были музыкантами. Папа - скрипач, работал директором музыкальной школы, мама -пианистка, тоже преподавала в музыкальной школе. Мой дядя, брат отца, − известный художник Эюб Мамедов, который кроме того, что был прекрасным художником, много лет руководил бакинским художественным училищем. Дедушка с маминой стороны был известным филологом. Авторство первого учебника азербайджанской грамматики на кириллице принадлежит ему. Он был сторонником теории о том, что кириллица полнее передаёт звучание азербайджанского языка, чем латиница. И это правда.

Окончил 174-ю бакинскую школу. И больше меня ничто не связывает с Баку, потому что после окончания школы я уехал в Москву и возвращался только повидать родителей и пообщаться с друзьями, т.е. все основное образование и формирование проходило здесь. Тем не менее, я внимательно слежу за жизнью в Баку, мне интересно всё, что там происходит.

AZERROS: В одном из интервью азербайджанским СМИ в 2010 г. вы сообщили, что бываете во многих странах мира со своими спектаклями, но в Баку еще не гастролировали, сказав, что «видимо, время не пришло». Изменилась ли ситуация за эти три с небольшим года и что бы вы хотели показать театральному зрителю в Азербайджане, если такая возможность у Вас представится?

Э.Мамедов: В Баку был всегда прекрасный зритель, Галина Борисовна Волчек до сих пор с поволокой на глазах рассказывает мне о гастролях «Современника» в Баку в 70-е годы, о фантастическом зрительском приёме, о том, каким потрясающим виноградом угощал её Гейдар Алиевич.

Мы так ещё и не гастролировали в Баку. На Украине мы бываем каждый год, часто в Израиле, в Америке, в Эмиратах гастролировали как-то 7 раз за сезон. Страны Балтии и Казахстан – это просто наши родные дома. А Баку пока нет. Как говорится, было бы приглашение, а репертуар мы всегда составим.

AZERROS: С чем это связано?

Э.Мамедов: Наверное, с тем, что там нет мощной профессиональной структуры, специализирующейся на театральных гастролях. В Баку я часто вижу афиши очень дешевых спектаклей, тех, которые не требуют серьезных вложений. А у нас дорогостоящие проекты. У нас нет спектаклей, где на сцене стоят два стула и «звезда на фоне занавески». У нас крупные спектакли, и никаких гастрольных, то есть облегченных вариантов я не приемлю, поскольку считаю, что не только московский зритель, но и зритель любого другого города, достоин уважения.
AZERROS: Думаю: это будет большой прорыв, если вы все-таки туда поедете. Потому что, то, что Вы делаете, это шикарно, это здорово.

Э.Мамедов: Я надеюсь.

Беседовал Вагиф АДЫГЕЗАЛОВ